Шлях

Как изменятся города через 30 лет? Рассказывает беларуска, которая написала книгу про климат

Места станет меньше, а людей и технологий больше. Но к лучшему или к худшему будут эти перемены, зависит только от нас.

Минск, зима 2020. Фото – Иван Кукс.

 

Одна из первых книг об изменениях климата и урбанизации появилась в нашем языковом пространстве в 2020 году. Книга «Новый город для нового климата» вышла в издательстве «Дискурс». Автор – специалист по климатической политике и устойчивому развитию Мария Фалалеева.

«В научно-популярной литературе читатель чаще обращает внимание на вещи, которые, если вдуматься, отношение к нему имеют крайне отдалённое: космос, черные дыры, ДНК, эволюция и так далее. Ничего предосудительного в этом, разумеется, нет.

Однако косвенно научно-популярная литература о том, что нам действительно близко, о том, что всегда в поле зрения, пожалуй, девальвируется.

Без сомнений, условный чайник или лесопарковая зона проигрывают в указанном отношении упомянутым чёрным дырам. А ведь дело не в объекте, а во взгляде того, кто на этот объект смотрит», – пишет специалист в области энергетики и автор книги «Да будет свет! ... И тепло» Андрей Косько в своём отзыве на книгу.

Есть ли там про Грету Тунберг? Чем отличаются города Беларуси и США? Существует ли экологический рай для богатых? На эти вопросы нам отвечает автор.

Книгу «Новый город для нового климата» можно заказать в беларусском интернет-магазине kniger.by с доставкой по Беларуси, Украину и Литву. В России её можно купить в магазине «Лабиринт».

 

Главный герой – город

История с книгой такая: мы в 2017 году вместе с Анастасией Бекиш записали видеокурс «Города и изменение климата» в рамках лектория Летучего университета. Это был мой первый опыт профессиональной записи видеокурса.

После ко мне обратилось минское издательство «Дискурс», которое занимается научно-популярной литературой. В издательстве предложили сделать из видеокурса книгу со знаниями начального уровня, написанную понятным языком.

И это была бы хорошая книга, ведь по теме изменений климата и урбанизации есть много литературы и исследований, но не в русскоязычном пространстве. Здесь в этом отношении чёрная дыра, что было особенно заметно в прошлом году, когда заговорили от Грете Тунберг.

Серьёзные люди, учёные, стали ассоциировать всю климатическую повестку и науку исключительно с ней. Они всерьёз обсуждали, сама Грета всё придумала или нет. Стало видно, что люди вообще не в курсе, о чём она.

Так получилось, что и города, и климат я изучаю много лет. Моя кандидатская диссертация была посвящена экологической оценке городских ландшафтов Минска – то есть как природная основа города и её использование сочетаются (или не сочетаются) друг с другом. А последние 15 лет я занимаюсь экологической политикой и изменением климата. И могу сказать, что на стыке этих двух тем – города и изменения климата – происходит очень много интересного.

Так я не удержалась и решила, что если браться, то всерьёз. С литературным редактором книги – Наталией Кривец – мы попытались понятным языком рассказать обо всём многообразии тем в этом поле и показать интересные факты. Без Натальи книга вряд ли бы увидела свет, потому что она была и первым читателем, и первым редактором. Во многих случаях она была переводчиком с экспертного языка на нормальный.

Писать книгу – большое мероприятие. Когда мы начинали работать в сентябре 2018 года, то планировали закончить к концу года. Но при наших амбициях «рассказать немного обо всем» это оказалось нереально, и на работу ушло ровно два года.

За эти два года информации на русском стало больше и тема стала людям интереснее. Один из лучших комплиментов я получила от племянницы, которая работает архитектором и дизайнером. Она сказала, что всегда думала, что интересоваться темой климата – это про то, чтобы жалеть китов. Китов ей было, конечно, жалко, но особой связи своей жизни с китами она не видела. И только после прочтения книги всё сложилось в систему и оказалось что это все – про нас.

Кстати, забавно, что при написании очень помогли многочисленные отчеты, брошюры и материалы, которые все – и я в том числе – в большом количестве привозят с конференций. Это обычно очень ценные материалы, которые, тем не менее, навеки остаются на полках для того, чтобы «почитать потом».

А тут в прямом смысле киллограммы научного багажа оказались востребованными. Я старалась использовать в качестве источников самый последний научный материал и аналитику – отчёты агентств ООН по окружающей среде и климату, агентства по развитию населённых пунктов ООН Хабитат, разработки группы городов С40. Плюс разная отраслевая информация.

Нацпарк в Кении недалеко от столицы, Найроби. Фото – Парас Чандариа, National Geographic

В книге есть примеры со всего мира, включая города Восточной Европы. Но примеров отсюда меньше, потому что, во-первых, у нас меньше делается в этой сфере. Во-вторых, наш регион довольно закрыт. Люди мало видят себя в глобальной повестке, и мне хотелось показать, что мы встроены в глобальную систему, ту же самую, куда встроены и США и Бразилия, и Нигерия, и Бангладеш.

 

Мы живём не на хуторе

Город – это микрокосм, вещь в себе, но связанная с внешним миром. Город это система, а я обожаю сложные системы, где всё взаимосвязано. Город состоит из разных уровней и динамик – природной, социальной, экономической Они работают как одно целое, и это очень красиво! А также невероятно интересно.

Так мы начали книгу с рассказа о городах и о том, что такое изменение климата. После рассказываем про городской метаболизм – что входит в город и что выходит из него. Житель города может думать, что он живёт в определённых границах, но ничего подобного. Достаточно просто зайти в магазин и посмотреть, откуда привезены продукты.

Другой пример – переход жителей города на вегетарианство или веганство. Это обычно рассматривается как благо, и вегетарианская диета правда оказывает гораздо меньшее воздействие на климат. Однако в масштабе планеты рост потребления веганских продуктов в Европе приводит к уничтожению лесов в ряде стран Южной Америки под выращивание сои. Это не значит, что надо отказываться от вегетарианства, а значит что надо учитывать разные факторы, и делать это на глобальном уровне.

Каков вывод? Мы уже не можем относиться к планированию и потреблению так, будто продолжаем жить на хуторе в Беларуси на полностью натуральном хозяйстве. Мы живём в глобальной системе.

 Минск, 2019 год. Фото – Анатолий Косенчук.

 

Нужно ли в Беларуси бороться с «расползанием» городов, как в США?

Далее мы рассматриваем, как климат влияет на город и наоборот.

Города являются одним из основных источников изменения климата. Там сосредоточены многие основные выбросов – промышленность, транспорт, там же происходит основное потребление продуктов и услуг, которые могут быть произведены за пределами города.

Города постоянно растут, и если традиционно основная часть населения Земли жила в сельской местности, то в 2009 году впервые сельское и городское население на планете сравнялись. А к 2050 ожидается что население Земли достигнет почти 10 миллиардов, более 60% из которых будут жить в городах. Так мы окончательно станем городской планетой.

Застройка в центре Лиссабона. Фото – Анна Волынец

При этом города могут стать источников решения экологических и климатических проблем. В городах принимаются основные решения, там сосредоточены ресурсы и научный потенциал, поэтому крупные города мира всё чаще выступают лидерами в климатической теме.

Наряду со странами они даже являются полноправными акторами климатической политики, например, в рамках Парижского соглашения. Когда Дональд Трамп обьявил о выходе США из Парижского соглашения, то крупнейшие города – Чикаго, Лос-Анджелес – заявили, что не оказываются от своих целей и поддерживают соглашение.

При этом городское развитие часто выходит из-под контроля, потому что основными центрами городского развития часто являются не слишком устойчивые города стран Африки и Азии.

Города в разных регионах сильно различаются. Например, в городах Европы и Америки основное влияние на климат оказывает транспорт. В городах Азии и Африки всё так же, но сопоставимое влияние оказывает промышленность в моногородах.

Другой хороший пример – то, насколько по-разному влияет на города плотность застройки. Например, согласно градостроительным тенденциям США, считается, что уплотнение застройки это хорошо, но в Беларуси часто говорят, что уплотнение – это плохо.

Все дело в том, что застройка городов изначально разная.

Минск в 50-80 годы. Фото из архива Дмитрия Маслий

В условиях США уплотнение актуально, потому что города очень растянуты. А растянуты они по культурным причинам: в США существует установка, что хорошая жизнь – это жизнь в пригороде в отдельном доме. И эта установка, превратившись в традицию, сформировала пространственную организацию городов. Их система очень энергозатратна, считается, что в США без машины не прожить. К тому же отапливать отдельно стоящий дом труднее. И отсюда появилась американская тенденция на уплотнение.

В Европе и тем более здесь, в Беларуси, история совсем другая: постсоветское планирование плотное, это человейники. Средний житель Минска при слове «уплотнение» сразу представляет, что где-то вырубили парк и построили дом.

Компактная застройка хороша с точки энергоэффективности, но есть другие минусы. Например, коронавирус показал, насколько важны открытые пространства.

Поэтому единого рецепта для городов нет, но есть общая тенденция развивать «умную плотность». То есть на единицу ценного городского пространства должно помещаться максимум полезных функций для комфорта и здоровья жителей. А это не только жилье и парковка, но и парк, магазин, школа, возможности для досуга и мобильности. Поскольку пространство ограничено, эти функции должны сочетаться – например, велодорожка может быть парком, школа – общественным центром, а на крышах размещено оборудование для выработки возобновляемой энергии.

Или гнёзда птиц. Фото – Анна Волынец

 

Не ВИЭ едиными

В следующей части мы описали решения для оптимизации каждого сектора: энергетики, городского хозяйства, городского планирования и озеленения, а также для комфорта и здоровья людей.

Если говорить об энергетике, то мы рассматриваем возобновляемые источники энергии. У них есть не только всем известные плюсы, но и минусы: в случае природной катастрофы ТЭЦ будет работать стабильнее, чем солнечные батареи. ВИЭ более уязвимы.

С другой стороны, маленькие солнечные и ветровые станции устойчивее крупных. Потому, скорее всего, нам нужны оба типа энергии, связанные в сети. Технологические решения для этого уже существуют. Мы же пересели когда-то с лошадей на автомобили? Значит, и это сможем.

 

Экорай – это иллюзия

В главе про социум говорится, как люди влияют на климат и климат – на людей. Мы говорим о праве человека на город и климат, о климатической справедливости.

Например, одной из практик строительства новых городов является обустройство «экорайонов» с высокими стандартами жизни, качества среды, энергоэффективными домами с умной начинкой, позволяющие контролировать и сберегать ресурсы. Однако так проявляется экоджентрификация, при которой более богатые люди могут получить доступ к более высокому качеству окружающей среды. Но как сделать так, чтобы у нас не произошло расслоение на обычный мир и экорай для богатых?

И последняя часть посвящена решениям, выработке стратегий адаптации, возможным схемам финансирования, а также актуальной теме смартизации. В целом, по всем этим направлениям первым этапом является анализ задач (а он будет уникальный для каждого города).

Вход в мини-сад в небольшом городке во Франции. Бесплатный и доступный, он находится прямо в центре. Передвижение и въезд на велосипедах запрещены – местность организована в масштабе пешехода. Фото – Анна Волынец

 

Как изменятся города через 30 лет?

Одна из идей, которые я хотела донести через книжку – что всё зависит от нас – и как отдельных людей, и как общества. И в городском развитии, и в изменении климата мы сейчас на пороге перемен. В плане климата у нас ещё осталось семь лет, в течение которых мы можем приложить усилия и ограничить потепление климата полутора-двумя градусами.

То же и в городском развитии: города надо сделать устойчивее и последствия решений, принятых сейчас, будут с нами долгие годы.

– Как будут выглядеть города через 30 лет при сегодняшнем сценарии?

О, я очень надеюсь, что сегодняшний сценарий не будет реализовываться. В целом в городах станет больше людей, выше конкуренция за ресурсы, в том числе за пространство и качество среды, включая зелёные пространства. Как мы будем действовать в такой ситуации, зависит от нас.

Если ничего не делать, то у нас будут города с плохой инфраструктурой, которые страдают от стихийных бедствий, а большая часть населения выживает в весьма скучных районах. Будет бóльшая социальная и имущественная сегрегация.

Но надо помнить, что экологического рая, созданного раз и навсегда, тоже не существует. Все находится в развитии, и через 30 лет станут ясны последствия тех решений, которые мы принимаем сейчас, и наверняка надо будет что-то корректировать и исправлять. На сегодня изменение климата – одна из самых больших угроз цивилизации, и решение этой проблемы должно стать абсолютным приоритетом. В плане развития городского пространства также очевидно, что нам надо более осознанно – то есть более активно, но в то же время более бережно – использовать возможности экосистемы. Например, зелень в городе должна выполнять свои функции, как и все остальные элементы города. Нам нужен город, где мы знаем, что и для чего работает и не тратим ресурсы зря.

Кроме того, эта новая среда должна быть более дружественной для человека и более социально ориентированной.

Если говорить про сегодняшние тенденции, то это изменение климата, цифровизация, переход на электротранспорт, многофункциональность. Но это все лишь инструменты в игре, и суть состоит в том, как мы с ними обойдёмся.

Вероятно, будет больше электромобилей. Уже сейчас есть города, которые полностью переходят на электромобили, а производители планируют сократить производство машин с двигателями внутреннего сгорания.

Скорее всего, будет смесь централизованного и децентрализованного энергоснабжения.

Пространства будут использоваться совместно и, надеюсь, городские пространства будут больше цениться. Площадь в городе в дефиците, даже сейчас в Минске – посмотри, допустим, на проблему с парковкой. Вероятно, среда станет более многофункциональной, например, проезжую часть можно будет преобразовать в пешеходную и наоборот.

Города будут становиться умнее, мы будем больше знать про нашу среду и больше ею управлять. Но сможем ли мы использовать это разумно и во благо, а не для контроля – зависит от нас.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 22.01.2021

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.