Шлях

«Естественный саркофаг». Почему так опасны пожары в Чернобыльской зоне

Сегодня Чернобыль воспринимается как место памяти. Однако радиоактивная угроза никуда не исчезла и сегодня ученые все чаще говорят о начале вторичного загрязнения. 

О том, что леса защищают нас от последствий катастрофы в Чернобыле вспоминают не так часто. Однако именно они приняли на себя основной удар после аварии, сдержав распространение радионуклидов. Если бы не созданный ими «естественный саркофаг», то последствия были бы намного более плачевными.

Сегодня «леса-ликвидаторы» Чернобыльской зоны находятся под угрозой. Лесные пожары опасны не только непосредственным сгоранием древесного покрова, сопровождающимся повышением радиационного фона. Они также создают предпосылки для водной и ветряной эрозии почв. Сокращение площади лесов в Зоне будет означать вымывание и выветривание радионуклидов, что может привести к загрязнению новых территорий.

 

Как часто горят леса в Чернобыльской зоне?

Лесные пожары в Зонах отчуждения и отселения происходят практически каждый год. В период с 1993 по 2013 годы в Чернобыльской зоне было зафиксировано 1147 возгораний. Некоторые были весьма серьезными. Так, в 2015-м в результате двух сильных возгораний в апреле и в августе пострадало 14 939 гектара. Те пожары вызвали беспокойство у экологов, а также стали одними из самых серьезных за последнее десятилетие.

В апреле 2020 года от пожаров в Зоне отчуждения выгорело около 11,5 тысяч гектаров, огонь подходил непосредственно к Чернобылю. Наполовину сгорел Рыжий лес, являющийся одной из самых загрязнённых территорий — он принял на себя основной удар после катастрофы. Как отметили в администрации Чернобыльского радиационно-экологического заповедника, пострадало 5% территории, из них 35% лесов, 55% перелог (бывшие сельскохозяйственные земли, превратившиеся в пустоши) и 10% водно-болотных угодий.

Напомним, что Зона поделена на две части. На территории Украины находится Чернобыльский радиационно-экологический биосферный заповедник (ЧРЭБЗ) площадью 226 964 гектара, а на территории Беларуси — Полесский государственный радиационно-экологический заповедник (ПГРЭЗ) площадью 216 тысяч гектар. Хотя в прошлом году пожары вспыхнули на украинской стороне, территория Полесского заповедника также горит достаточно часто. Например, можно вспомнить пожары в сентябре 2019 года, горели леса и летом 2015. Так что вероятность того, что мы будем продолжать сталкиваться с пожарами на территории обоих заповедников — высока.

 

Каковы основные причины лесных пожаров в Зоне?          

Основной причиной является человеческая деятельность. Такая, например, как поджоги и сезонный пал травы. Как отмечают исследователи, стоит также учитывать специфику формирования лесов в Зоне отчуждения. С 1986 года площадь леса увеличились с 53% до 70% от общей территории в основном за счет естественного распространения сосны, которая является одним из наиболее пожароопасных видов. Сама Зона отличается высокой долей сухостоя и захламления, что, в частности, отмечают украинские сталкеры.

Важным фактором являются климатические изменения. Одной из ключевых причин ранних пожаров в прошлом году стала бесснежная зима, а также сухой апрель, что привело к быстрому распространению огня. В случае дальнейших климатических изменений сухие и жаркие сезоны в Чернобыльской зоне могут стать постоянным явлением, что приведет к увеличению количества пожаров и выгоранию значительных территорий.  

 

Чем могут быть опасны лесные пожары в Чернобыльской зоне?

Во время прошлогодних апрельских пожаров уровень радиации в Зоне поднимался до 2.6 микрозивертов в час. Для сравнения, нормой считается 0.2 микрозиверта в час, а безопасный порог равен 0.5. За пределами Зоны по официальным данным радиационный фон не претерпел существенных изменений. Хотя пожары привели к задымлению и пылевым бурям в Киеве, в результате чего столица Украины была на несколько дней признана самым загрязненным городом в мире, радиационный фон сохранился в пределах нормы.

Однако ученые предупреждают, что любой пожар в Зоне отчуждения опасен с радиационной точки зрения. Так французские исследователи разработали компьютерную модель, демонстрирующую дисперсию частиц во время пожаров в Чернобыльской зоне. Она наглядно показывает, что данная проблема является не только региональной, но и общеевропейской.

В 2014 году Николас Евангелиу и другие исследователи опубликовали в журнале «Environmental International» статью, в которой представили три сценария выброса радионуклидов при сгорании 10%, 50% и 100% Чернобыльских лесов. Ученые рассчитали, что при полном выгорании лесов выброс радионуклидов в атмосферу составит 4.2 петабеккереля. Для сравнения, при аварии на Чернобыльской АЭС активность радиоактивных источников составила 85 петабеккерелей, при аварии на Фукусиме — 37 петабеккерелей.

Сравнение уровня распространения цезия-137 при аварии в Чернобыле, а также выгорании 10%, 50% и 100% лесов в Чернобыльской зоне

По мнению ученых, прошлогодние апрельские пожары могли стать основанием для незначительного роста онкологических заболеваний в регионе. В первую очередь среди представителей групп риска (пожилые люди, люди с хроническими заболеваниями, люди с генетической предрасположенностью).

Значительный рост смертности от раковых заболеваний, сравнимый и даже превосходящий эффект Чернобыльской катастрофы, возможен при полном выгорании Чернобыльских лесов. 

Как видно по результатам моделирования, в случае полного выгорания мы получим значительный прирост смертности— до 10-14 смертей на один пиксель в Восточной Беларуси, Украине, а также Польше

 

Существенной проблемой являются даже не сами пожары, но их последствия, а именно эрозия почв

Как было установлено во время совместных японско-украинских полевых исследований, уровень вымывания и выветривания радионуклидов после пожаров увеличивается в 30 раз по сравнению с аналогичными показателями до выгорания. Иначе говоря, исчезновение «естественного саркофага», которым являются леса, приводит к тому, что радионуклиды быстрее покидают почву либо с пылью, либо посредством вымывания. Через пыль они распространяются по территории Чернобыльской зоны и за ее пределами, через вымывание попадают в воды Черноморского бассейна.

В опубликованном в 2008 году докладе «Экологические последствия аварии на Чернобыльской АЭС и их преодоление: двадцатилетний опыт» отмечается, что водная и ветровая эрозии способствуют переносу цезия-137 в региональном масштабе. То есть если интенсивность процессов вымывания и выветривания сохранится или увеличится, то как минимум придется пересмотреть границы Чернобыльской зоны. Причем если водная эрозия в первую очередь ударит по Киеву и другим расположенным по течению Днепра городам, то в соответствии с розой ветров от ветровой эрозии больше всего пострадает Восточная Беларусь.

Кстати, украинские экологи уже отметили вторичное радиационное загрязнение в результате прошлогодних апрельских пожаров в Чернобыльской зоне. Об этом в январе 2021 года заявлял вице-президент Профессиональной ассоциации экологов Украины Валентин Щербин.

 

Как люди могут сохранить «естественный саркофаг»?

Исследования показали, что пожары чаще возникают в Чернобыльском заповеднике (в 18 раз чаще, чем в Полесском). Причина — человеческий фактор. В Украине территория Зоны ближе подходит к густонаселенным районам, тут развит туризм, сильно «сталкерское движение» и стихийный захват территории самоселами.  Однако те же исследования отмечают, что вероятность распространения пожара намного выше именно в Полесском заповеднике, в первую очередь за счет меньшей заселенности территории.

Таким образом мы получаем нечто вроде пороховой бочки с бикфордовым шнуром в случае трансграничных пожаров. По этой причине важно разработать совместную для обоих государств природоохранную стратегию. Такие практики как заболачивание территорий и работа вышек мониторинга пожаров, существующие в Полесском заповеднике, являются действенными, однако эффективность будет достигнута только в случае принятия консолидированных решений.

Другой аспект, который, на мой взгляд, также является существенным — видовой состав Чернобыльских лесов. Большую часть территории занимают сосновые леса, которые являются наиболее пожароопасными. Можно согласиться с экспертом международного проекта «Чистый воздух для Украины» Максимом Сорокой в том, что в перспективе леса Чернобыльской зоны могут рассматриваться как экспериментальные площадки для инвазивного залесения.

По причине климатических изменений велика вероятность сокращения площадей хвойных лесов в южных регионах Беларуси, поэтому при компенсационных посадках стоит обратить внимание именно на лиственные породы деревьев, либо сделать акцент на создание смешанных лесов.

По крайней мере сажать сосновые леса в Чернобыльской зоне на мой взгляд является ошибкой. Подтверждают это и исследования, проведенные в Гомельском государственном университете. Именно хвойные молодняки наравне с лишайниковыми и вересковыми сосняками, а также сильно поврежденными насаждениями относятся к территориям самого высокого класса пожарной опасности. Потому компенсационная посадка сосен объяснима с точки зрения политики сохранения «естественных» лесов, но при лесовосстановлении в Чернобыльской зоне должны быть учтены другие цели.

Очень важно понимать, что последствия лесных пожаров имеют накопительный эффект. После пожаров на восстановление лесов уходят десятилетия, поэтому оценку выгоревшим территориям необходимо проводить на дистанции в десять – двадцать лет, а не обнулять показатели каждый год.  

Кроме того, через обезлесенные территории, превратившиеся в вересковые пустоши и зарастающие травой, пожары проходят еще быстрее. Даже при незамедлительных компенсационных посадках при полном выгорании лесного покрова пройдут десятилетия, прежде чем лесная экосистема начнет восстанавливаться.

Если в Зоне отчуждения исчезнут леса, то мы не только потеряем уникальный заповедник природы, но и окажемся перед лицом новой радиационной катастрофы. Возможно не такой разрушительной как авария в 1986 году, однако более продолжительной, так как вымывание и выветривание радионуклидов будет продолжаться годами и ничто уже не будет сдерживать этот процесс.

Поэтому важно помнить о Чернобыльских лесах не когда они горят, а когда они растут. И тогда в перспективе вместо «саркофага» мы получим чистые леса, которые помогут восстановить водную систему в регионе, поспособствуют смягчению климатических изменений, очистят воздух, что непосредственно повлияет на улучшение качества нашей жизни.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 26.04.2021

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.