Шлях

«Люди пока работают за идею». Как в Беларуси развивается органическое сельское хозяйство

В прошлую субботу на столичной площадке «Песочница» прошла ярмарка органической и экологической еды. На ней беларусские фермеры, чьи хозяйства сертифицированы по экостандарту, продавали свою продукцию.

Председатель правления организации «АгроЭкоКультура» Лана Семенас, один из соорганизаторов события, рассказала Зелёному порталу, как избавленное от пестицидов и агрессивных удобрений сельское хозяйство развивается в Беларуси, кто им занимается и как на рынке купить «чистые» продукты.

 

«Неорганические фермеры должны больше платить экологических налогов»

– Что сейчас происходит с органическим сельским хозяйством в Беларуси? На каком этапе развития оно находится, если сравнивать с европейскими странами?

– Если сравнивать с Европой, в этом направлении мы делаем только первые шаги. Например, в Латвии и Литве на данный момент существует несколько тысяч хозяйств, занятых органическим земледелием. У нас их всего двадцать пять.

Это не связано с тем, что у нас законодательство только разрабатывается, но еще и потому, что вообще мало фермеров и им экономически трудно работать. А органическим фермерам еще труднее.

Мы много раз говорили на разных высоких собраниях, что им нужны преференции, любая помощь. По сути, органические фермеры сегодня платят за конвенциональность – за тех, кто отравляет природу и людей. Денег при этом они тратят больше.

Неорганические фермеры должны больше платить экологических налогов, чтобы сделать так, чтобы органическое сельское хозяйство развивалось.

– Двадцать пять хозяйств на целую страну – это действительно очень мало. Почему органическое сельское хозяйство так медленно развивается?

- Во-первых, мало знаний и традиций в нашем сельском хозяйстве. А во-вторых, это неравнозначные экономические условия, в которых органическому сельскому хозяйству приходится соперничать с традиционным. Поэтому я бы сказала, что оно только в начале пути. Но уже плюс, что принят закон об органическом земледелии, и количество фермеров постепенно растет.

 – Какие главные пробелы в нашей законодательной базе?

– Главный недостаток – органические фермеры работают на тех же условиях, что и неорганические. И из этого вытекает множество проблем. Например, один из фермеров хотел выращивать органическую рыбу, но ему спустили сверху план зарыбления, который не соответствовал органическим нормам. У другого хозяина в переходный период на поле обнаружили много сорняков – и отобрали землю.

А ведь переход от конвенционального до органического земледелия длится примерно три года. В это время может уменьшиться урожайность, сильно распространяются сорняки или вредители. Но после этого агроэкосистема переходит на новый уровень, гармонизируется, и дальше уже все хорошо. Но это нужно пережить.

Кроме того, органические средства защиты стоят дороже, нужно больше планировать, научиться пользоваться технологиями, которых у нас еще не очень много, больше трудностей и расходов, плюс обязательная сертификация. Поэтому органический фермер, по сравнению с органическим, находится в невыгодной ситуации. Но у нас в стране в целом фермеры в худшей ситуации находятся по сравнению с СПК.

 

«Бизнес с органическими продуктами – это не доходное занятие»

– Какие еще законодательные инициативы сейчас необходимы ввести, чтобы фермерам стало проще работать?

- Мы считали, что государство могло бы, как и в других странах, оплачивать фермерам всю или часть сертификации – было бы уже легче, работало бы больше сертифицированных фермеров. У нас выпускаются агрономы, зоотехники и другие специалисты для неорганического сельского хозяйства. Специалистов по органике при этом очень мало – в основном это люди, учившиеся за границей.

С другой стороны, законодательство может дать преференцию этим фермерам, чтобы они с легкостью могли у себя открыть магазин, чтобы в интернет-торговле были подвижки, может налоги уменьшить или увеличить переходный период. Например, на три года от налогов их избавить, давать кредиты по низкой ставке.

Очень много всего можно сделать. К сожалению, тот органический закон, что у нас принят – он рамочный по своей сути и мало что определяет. Все будет зависеть от подзаконных актов, которые разрабатываются.

– Кто те люди, решившие заняться бизнесом в сфере органического сельского хозяйства? Можно ли сформулировать их коллективный портрет?

– Большинство из них – это люди, далекие от сельского хозяйства. И главное, что они идейные. Один из фермеров сказал, что считает свою работу миссией.

«Я получил от своих предков землю и природу и не хочу ее эксплуатировать, чтобы снижалось плодородие. Я хочу сохранить ее для потомков», - говорит он.

Для других в приоритете здоровье – свое, семьи, других людей, за счет чистых продуктов.

Бизнес с органическими продуктами – это не доходное занятие по сравнению с традиционным земледелием. Это в Германии органический фермер получает больший доход, а у нас наоборот. Поэтому эти люди пока работают за идею.

– Как беларусы стимулируют спрос на органические продукты?

– Соцопросы показывают, что такие продукты хотят покупать большинство граждан. Для очень многих непреодолимым препятствием является цена. Она больше примерно в полтора раза по сравнению с той же Комаровкой, а у других торговых точек еще выше. И, к сожалению, у нас покупательская способность не очень велика.

До появления сайта Консорции органических хозяйств нужно было договариваться с фермерами индивидуально – допустим, у одного есть картошка, у другого молоко. В общем, с каждым нужно было отдельно обговорить на дату и время поставки, что далеко не так удобно и выгодно.

Общественное объединение «Экодом» проводило опрос, результаты которого показали – люди хотят покупать в обычных магазинах органические продукты, чтобы был специальный отдел. Второй популярный ответ – специализированные магазины. Мало кто хочет возиться с доставкой. Нужно, чтобы у такого товара была шаговая доступность. Человек идет домой – зашел в магазин и купил. Вот этого пока у нас нет.

С другой стороны, это замкнутый круг – чтобы получить развитие розничной сети, нужно много продуктов. А чтобы произвести много продуктов, нужна развитая розничная сеть. Например, Украина, которая похожа на нас по условиям ведения бизнеса, для развития розничной сети создала большой украинско-швейцарский проект. На сегодняшний день он длится почти десять лет. Туда были вложены большие деньги, чтобы развить сертификацию, производство, продажу. Теперь там это направление хорошо развито. У нас таких инвестиционных вкладов сделать некому, государство вряд ли на это пойдет. Получается, что перемены стоит ждать только от бизнеса.

– Где в Минске или других крупных городах страны есть точки для продажи органических продуктов?

– Я видела в «Короне» сеть «Сад», у них есть органическая зелень. В Гродненской области работают магазины Хвощевского. Но это совсем немного. Есть еще предприятие «Дак», козья ферма, у них сертифицированы поля, но не полностью корма для животных, поэтому их можно считать почти органическими.

Но чтобы таким производителям попасть в супермаркеты, им необходимо иметь много товара и постоянное снабжение. В основном же вся продажа «органикой» ведется через интернет.

 

«Другие, наоборот, осознанно лгут, используя пестициды»

– Вы проводите ярмарку в «Песочнице», на площадке которой хотят создать рынок с экологически чистыми продуктами, но дорогой арендной платой. Насколько такие проекты помогают развитию органического фермерства?

- Я думаю, что появление подобных точек – это хорошо, какие бы они ни были. Если их владельцам важно, чтобы их работники были одеты не в синие передники, как на Комаровке, а красивую одежду – пусть так. Но мне кажется, что для органических фермеров – это неважно. Они сами себя продадут. Им нужна помощь в организации, получении дохода, а не работа только в ноль или минус. Если их продукцию будут покупать по тройной цене – это хорошо, но я не знаю, насколько это рабочая модель отношений.

Лучше проводить, как в других странах, по выходным, минирынки – давать людям бесплатно площадь для торговли. В Нью-Йорке так делают на одном из скверов, в Париже, в Сан-Франциско. Почему в Минске такую площадку не создать? От этого выиграют все: фермеры, покупатели, государство.

Фото - Ирина Сухий

– По поводу органической сертификации. Как часто производители намеренно эксплуатируют этот знак, продавая продукты, выращенные на обычных удобрениях?

– Такое происходит достаточно часто. Просто отдельные производители не совсем владеют необходимой информацией, поэтому сознательной ложью это сложно назвать. Им можно говорить, что они работают «по органическим технологиям» – это очень хорошая фраза, которая позитивно говорит об этом фермере. И мне кажется, что так стоит делать. Другие, наоборот, осознанно лгут, используя пестициды.

– Как таких фермеров-хитрецов обычным покупателям вывести на чистую воду?

– Надо задавать им наводящие вопросы: «Чем жуков травите? Когда последний раз травили? Про помидоры: «Чем с фитофторой боретесь? Чем опрыскивали и когда?».

Если отвечают, что опрыскивали давно, значит перед вами точно не органический фермер. Они могут солгать, но обычно заметно, когда человек говорит правду, а когда привирает.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 24.06.2019

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.