Перейти к основному содержанию
26.07.2021 / 10:07

Сотни организаций гражданского общества находятся сейчас в процессе ликвидации, считают в Центре правовой трансформации (Lawtrend). Что это значит, как происходит и чего ожидать дальше, рассказала директор Ольга Смолянко.

Последний год организации гражданского общества столкнулись с беспрецедентным  масштабным давлением в свой адрес. Известно о проверках, обысках, ликвидации сотен организаций, пишет сегодня, 26 июля, Центр правовой трансформации (Lawtrend).

Lawtrend совместно с Офисом европейской экспертизы и коммуникаций и Белорусским Хельсинкским Комитетом хотят точнее оценить масштабы репрессий и предлагают всем некоммерческим организациям, столкнувшимся с фактами давления, заполнить короткую анкету.

Директор Lawtrend Ольга Смолянко рассказала Зелёному порталу о предшествующих событиях.

 

О ликвидации обязаны предупредить, но не делают этого

То, что сейчас происходит с НГО, все называют зачисткой – и сами организации, и власть. В таком масштабе её не было никогда. Да, были волны ликвидации в 1999, 2001-2003 годах, и тогда не стало большого количества общественных организаций.

При прошлых волнах ликвидации ликвидировали общественные объединения, после их регистрировать стало сложно, как и фонды. Это привело к тому, что многие выбирали такую форму, как учреждение. Сколько – посчитать невозможно, вы же не знаете все зарегистрированные частные учреждения, уже много лет эта статистика является закрытой.

Общественные объединения и фонды можно закрыть только через суд.  Ликвидировать учреждения, многие из которых появились как альтернатива общественным объединения в связи с гораздо более лёгким порядком регистрации, можно в упрощённом порядке.

Знаете, как [в пятницу, 22 июля] произошло? Я зашла в ЕГР (единый государственный реестр – ЗП) проверить, ликвидируют ли нас, и оказалось, что да. Посмотрела других – то же самое с ещё несколькими организациями. Учредители об этом даже не знали. Всех ликвидируют по одному поводу – деятельность не соответствует уставной. А в чём несоответствие, никто не видел, почти никому из учредителей не приходили бумаги. Информацию о процессе ликвидации от регистрирующего органа получали лишь некоторые региональные учреждения.

Обязаны ли предупредить о ликвидации? Ну вообще, конечно, должны, как и объяснить причины. Учреждениям должно прийти решение, где  указаны основания. Например, по предписанию прокуратуры района производится ликвидация учреждения в связи с осуществлением деятельности, которая не соответствует  цели и предмету деятельности, указанным в Уставе.

Зелёный портал уточняет: примеры всё-таки есть. Неуставная деятельность языковых курсов «Мова Нанова», по словам их руководителя Глеба Лободенко, состояла в размещении на сайте ролика с «незарегистрированной символикой» с телеканала «Белсат».

Есть ещё примеры: например, “Театр крылья халопа” и “Грунт будущего” ликвидировали по тем же причинам. Первых - за то, что своими мероприятиями с августа 2020 года, по мнению прокуратуры, пытались формировать одобрительное отношение граждан к противоправным действиям. Вторых - потому что считают, что учредитель и руководитель был одним из организаторов акций протеста в Бресте.

Так как мы работаем с организациями гражданского общества, то я знаю: такую бумагу получили даже несколько организаций, которые в последний год вообще не вели деятельность. И их деятельность тоже не соответствует, хотя её не было.

Ликвидация учреждений в регионах начала происходить ещё раньше: 22 июля некоторые узнали, что  решение о ликвидации их учреждений принято ещё неделю назад 

То, что происходит сейчас, касается не только учреждений – просто их легче ликвидировать. Общественное объединение или фонд может ликвидировать только суд, где каждая из сторон сможет привести свои доводы, будут обсуждать причины… В суд поданы иски о ликвидации нескольких старейших общественных объединений – например, та же «Белорусская ассоциация журналистов», ПЭН-центр…

И я думаю, что это только начало. Ведь надо понимать, что сейчас идут проверки общественных объединений регистрирующим органом, многие общественные организации подверглись обыскам в офисах и у руководителей.

 

Что дальше?

Фактически организации гражданского общества выводят из правового поля, потому что по нашему законодательству деятельность незарегистрированных организаций запрещена. Если они продолжат действовать, то нарушат законодательство. Да, за деятельность от имени незарегистрированной организации отменили уголовную ответственность, но ввели административную, и это тоже очень плохо, потому что ответственность налагается во внесудебном порядке.

Как может выглядеть наложение такой ответственности? Например, сегодня принято решение о ликвидации, а завтра на сайте организации размещается новая информация. И органы внутренних дел либо органы юстиции могут оштрафовать.

При этом деятельность организаций обычно растянута во времени. А потому Минюст и органы внутренних дел могут каждый день заходить на сайты и штрафовать. В этом году уже были случаи привлечения к административной ответственности за деятельность, но до сих пор это касалось организаций, которые не были зарегистрированы вообще.

Что последует дальше? Некоммерческая организация – это юридическое лицо. Во многих из них трудоустроены люди, организации осуществляют большие проекты. Многие из тех, кто попал под ликвидацию, сотрудничают с местными органами власти, делают местные проекты. Как итог – люди не трудоустроены, деньги нужно возвратить, проекты не будут реализованы – за этим следует большой пласт проблем, причём не только для самих организаций, а для общества в целом.

Некоммерческие организации делают важные вещи. Сегодня пытаются говорить, что это такие балагуры, которые занимаются неизвестно чем. Но НКО решают и социальные, и экологические и иные  проблемы, которыми государство сегодня не может либо не способно заняться. Соответственно, чем меньше НКО будет в стране, тем больше нерешённых проблем будет иметь общество

Автор:
Листайте дальше, чтобы прочитать следующую новость