Перейти к основному содержанию
29.07.2015 / 11:07

Общественная организация «Багна» получила критический комментарий от руководителя лесного отдела «Гринпис России» Алексея Ярошенко о проекте нового Лесного кодекса Беларуси. Напомним, что Палата представителей Национального собрания РБ готовится рассматривать его во втором чтении, существенно изменив после принятия в первом чтении (законопроект был внесен Советом министров 4 августа 2014 года и принят в первом чтении 22 октября). Данные изменения могут привести к самым плачевным последствиям для беларусских лесов и лесного хозяйства.

«Чтобы получить независимое экспертное мнение, мы обратились ко многим беларусским и зарубежным специалистам, попросив их оценить и высказать своё отношение к новой версии Лесного кодекса, принятие которого может стать самой большой ошибкой в управлении лесами Беларуси за весь послесоветский период. Некоторые полученные ответы мы опубликуем на нашем сайте, чтобы каждый желающий мог с ними ознакомиться. Далее мы передадим их компетентным органам и заинтересованным сторонам, в том числе разработчикам кодекса и тем, кто его принимает», — комментируют в общественной организации «Багна».

Руководитель лесного отдела «Гринпис России» Алексей Ярошенко о новом Лесном кодексе Беларуси:

— В отличие от Лесного кодекса Российской Федерации, разработанного в 2003-2004 годах и рассмотренного Государственной Думой в 2005-2006 годах, беларусский проект представляет собой в целом весьма грамотный и профессиональный документ: видно, что его основа готовилась специалистами-практиками, понимающими, как устроено и работает лесное хозяйство. Проект кодекса предусматривает сохранение концептуальных основ старой, сформировавшейся ещё в СССР системы государственного управления лесами, с государственными лесохозяйственными предприятиями, разрешительной системой лесопользования, классическим лесоустройством, административной системой предоставления лесов в пользование и значительными правами граждан на эксплуатацию для собственных нужд, вполне однозначными требованиями по охране, защите и воспроизводству лесов, ясной организацией лесной охраны и т.д. Одновременно с этим проект кодекса предусматривает некоторые существенные нововведения, позволяющие развивать более интенсивное лесное хозяйство и более рационально использовать леса: аренда только для перерабатывающих древесину предприятий, специальное регулирование выращивания плантационных лесных культур, более чёткое определение взаимоотношений между государством и арендаторами и т.д. В части организации лесного хозяйства изменения, предусматриваемые проектом, отнюдь не революционны — наоборот, они позволяют сохранить хорошо работающие элементы старой системы, совершенствуя её постепенно, эволюционным образом.

  • Если бы новый Лесной кодекс Республики Беларусь был принят примерно в том виде, в котором он был изначально предложен Минлесхозом и Советом министров, — за беларусских коллег можно было бы только порадоваться, и порекомендовать их опыт для использования в России.

К сожалению, события пошли по другому пути, и в редакцию, которая сейчас готовится ко второму чтению, были внесены изменения, которые могут привести к очень большим проблемам, стать толчком к раздору между обществом и работниками леса, первым шагом к хаосу и упадку.

Суть этих опасных предложений состоит в радикальном изменении подходов к выделению категорий лесов, ныне образующих леса первой группы, и особо защитных участков леса.

Особо защитные участки леса предполагается вовсе отменить: проект нового Лесного кодекса просто не предусматривает их существование. Он, правда, предполагает такую новую категорию лесов, как «леса, расположенные в границах редких и типичных природных ландшафтов и биотопов, переданных под охрану пользователям земельных участков и (или) водных объектов в порядке, определённом Советом министров Республики Беларусь». Но не понятно, как эта новая категория защитности соотносится с формировавшейся десятилетиями системой особо защитных участков (ОЗУ). Кроме того, изменение статуса ОЗУ (формальное повышение до категории защитности) может привести к значительному усложнению процедур, связанных с их выделением и учётом, как это произошло, например, в России с лесами водоохранных зон.

Но главная проблема ожидается не с особо защитными лесами, а с нынешними лесами первой группы.

Систему нынешних лесов первой группы предполагается радикально переделать, пересмотрев подходы к их выделению и разделив все категории этих лесов на три большие группы: природоохранные леса, рекреационно-оздоровительные леса и защитные леса. Все остальные леса, согласно проекту, должны быть отнесены к эксплуатационным (соответствующим нынешним лесам второй группы, но с большими добавлениями).

Новый подход к выделению рекреационно-оздоровительных и защитных лесов подразумевает очень значительное сокращение их площади и в целом площади лесов преимущественно неэксплуатационного назначения. Изменений несколько, они разные и могут привести к разным последствиям — от скорее положительных до резко отрицательных и даже фатальных для системы управления лесами в целом.

Самым безобидным является изменение нормативов выделения защитных полос вдоль железнодорожных линий и республиканских автомобильных дорог: действующим кодексом предусматривается ширина таких полос до 500 и до 250 метров соответственно (по каждой стороне дороги), проектом нового — 100 метров в обоих случаях. В этом есть логика, поскольку наиболее интенсивное лесное хозяйство и лесопользование стоит вести как раз в наиболее преобразованных человеком и доступных в транспортном отношении лесах, а они чаще всего как раз и примыкают к основным транспортным магистралям.

Сомнительной является идея отказа от противоэрозионных лесов. Это не самая значимая категория защитности для Беларуси, но и полный отказ от неё представляется необоснованным. В действующем сейчас Лесном кодексе такая категория есть, в проекте нового её нет, причём нет и какой-либо иной категории, включающей в себя противоэрозионные леса.

И, наконец, самая большая проблема, которая может привести к фатальным последствиям, состоит в радикальном сокращении площадей зелёных зон вокруг поселений. Проектом нового Лесного кодекса Республики Беларусь предусматриваются очень небольшие полосы рекреационно-оздоровительных лесов вокруг населенных пунктов: 5 километров — вокруг Минска (двухмиллионного города), 2 километра — вокруг областных центров (городов с населением от 340 до 520 тысяч человек), 500 метров — вокруг городов областного подчинения, 200 метров — вокруг земельных участков с санаториями, домами отдыха и т.д. и 100 метров — вокруг прочих населённых пунктов, садоводческих товариществ, дачных кооперативов. 

Допускается возможность исключений, но лишь для градостроительных проектов, утверждаемых президентом Республики Беларусь.

Это радикальное сокращение площадей специально сохраняемых лесов вокруг поселений (зелёных зон, в том числе лесопарковых частей — по ныне действующему кодексу, рекреационно-оздоровительных лесов — по проекту нового) практически гарантированно приведет к двум важнейшим последствиям:

  • во-первых, к резкой интенсификации промышленного лесопользования в наиболее населённых районах, вблизи жилья, в местах наиболее массового отдыха населения, причём лесопользования без специальных требований, связанных с рекреационной и средообразующей ролью лесов;
  • во-вторых, к интенсификации вывода лесных земель под различные виды использования, не связанные с лесным хозяйством и существованием леса, в первую очередь под разнообразную застройку. Фактически предполагаемые изменения разрушают защитный буфер между большей частью населения, сосредоточенной в городах и крупных посёлках, и зонами наиболее интенсивного промышленного лесопользования, далеко не всегда способствующего сохранению благоприятной для людей окружающей среды. Если бы в среде законодателей завелся вредитель, желающий поссорить население с лесным хозяйством, он вряд ли бы смог придумать более эффективный способ сделать это. Проблема не в интенсивности хозяйства (оно может быть весьма интенсивным и в лесах первой группы, но при этом обеспечивать благоприятную для граждан природную среду), а в его возможных формах и в том, что многие из нынешних зелёных зон больше не будут полноценно защищены от застройки и других видов «нелесного» использования.

Все это неизбежно рано или поздно приведёт к резкому росту конфликтов между активной частью населения, заинтересованной прежде всего в сохранении благоприятной для жизни среды, и лесным хозяйством в целом (поскольку для большинства людей граница между организациями, ведущими лесное хозяйство, и лесопользователями весьма условна). Такие конфликты, как показывает в том числе российский опыт, становятся питательной средой для новых изменений законодательства и всей системы управления лесами и, в конце концов, очень больно отражаются на самих работниках леса.

С учётом этого, беларусским законодателям стоит хорошо подумать, прежде чем принимать новый Лесной кодекс в такой редакции. Социальное согласие и благополучие, благожелательное отношение населения к лесной отрасли — это важное преимущество, важное условие устойчивого развития. Разрушив ценную для большинства людей систему зелёных зон и других лесов первой группы, можно это важное преимущество довольно быстро потерять. И это с гарантией перекроет те сравнительно небольшие плюсы, которые получит отрасль за счёт некоторого упрощения доступа к лесным ресурсам.

Источник:
Автор:
Листайте дальше, чтобы прочитать следующую новость