Шлях

«Как на собрании секты верующих в АЭС и мирный атом». Как прошли общественные слушания перед запуском атомки

30 апреля  активисты Белорусской антиядерной кампании (БАЯК) приняли участие в собрании перед выдачей лицензии на эксплуатацию первого энергоблока Белорусской АЭС. В общественных слушаниях могли принять участие граждане Беларуси, иностранные граждане и лица без гражданства.

03.05.2021 Грамадства Фота: Анна Волынец

Цель слушаний — информирование общественности перед выдачей лицензии на эксплуатацию энергоблока № 1 Белорусской АЭС.

Регламент собрания не предполагал ни голосования, ни опроса участников, а на выступления критиков АЭС выделялось по четыре минуты.

 

Гибридные слушания

Во время тематических докладов представители комиссии, которая состояла из экспертов Госатомнадзора и Научно-технического центра по ядерной и радиационной безопасности, общественности, которая собралась на девяти онлайн-площадках во всех областях страны, а также в самом Островце, последовательно рассказали о том, какие документы и концепции в части безопасности БелАЭС есть в стране.

Во время слушаний, заместитель Министра энергетики Михаил Михадюк рассказал о ходе работ на первом энергоблоке БелАЭС.

«Мы завершили первый этап опытно-промышленной эксплуатации, так называемый Г1, отметил он. Это отработка всех режимов работы энергоблока на различной мощности (50%, 75%, 90%,100% от номинальной)», – заявил Михадюк.

Он также рассказал, что на этом этапе было выполнено около 400 исследований и испытаний технологических систем.

«Все испытания завершены успешно. Оформлены необходимые отчетные документы, предусмотренные регламентом», – подчеркнул он.

В настоящее время первый блок остановлен. На нем проводятся «регламентные работы». Включая некоторые работы, которые проводит генподрядчик по требованию беларусской стороны. После их выполнения будет проводиться комплексное опробывание оборудования энергоблока на номинальной мощности реакторной установки. На этот этап отводится 15 суток.

В то же время, по словам начальника Госатомнадзора Ольги Луговской, уровень безопасности первого энергоблока БелАЭС соответствует целевым требованиям безопасности.

А представитель регулятора Олег Соболев прямо говорит: «Госатомнадзор готовил решение о выдаче лицензии в течение многих лет. Оценки и экспертизы уже сделаны. Госатомнадзор убедился в целесообразности и правильности решения».

То есть по мнению всех выступавших экспертов, сомнений в том, что БелАЭС может быть опасной и требуется более тщательная экспертиза, нет.

По словам экспертов, БелАЭС выдержит падение самолета массой до 5,7 тонн, землетрясение в 7 (и даже 8) баллов, внешнюю ударную волну, ураганы, смерчи и прочие природные катаклизмы.

БелАЭС построили на 51 метр выше уровня реки Вилия, а значит станции не грозит затопление, а если случится засуха, то воду для охлаждения реактора можно будет брать, например, из Вилейского водохранилища.

«Дефицитов безопасности нет», – заключили эксперты Госатомнадзора.

 

Pro et contra

Как несложно предположить, первая часть слушаний была весьма официальной, гости главной студии в Островце сидели тихо и даже ни разу никому не хлопали. Амосфера изменилась на следующей части слушаний, где были краткие, по четыре минуты выступления гостей.

Среди них были и сторонники, и противники АЭС примерно в одинаковой пропорции, всего около 15 человек: кто-то читал детские стихи, кто-то намекал, что белорусские энергетики – так себе специалисты, а кто-то предметно обсуждал документацию в отношении выбросов. Некоторые выступления вызывали в зале оживлённые разговоры.

Ведущий строго следовал таймингу, и говорить дольше четырёх минут удалось лишь замминистра Михаилу Михадюку, а также российскому физику-ядерщику Андрею Ожаровскому. Редакция Зелёного портала прослушала всё и выбрала самое запомнившееся.

 

Как можно жить и не мечтать однажды атомщиком стать!

«Я являюсь пострадавшей и переселенцем из Чернобыльской зоны, города Хойники. В Островецком районе проживаю 31 год и хочу сказать, что, наверное, судьба такая – жить у реакторов. Не могу сказать, что мы боялись АЭС в Островце, наоборот, – говорит Ирина Тальчук, депутат районного совета депутатов.

– В 80-е годы мы не раз посещали город атомщиков Припять, видели его экономическое развитие, благосостояние жителей. Ни у меня, ни у наших земляков-переселенцев никогда не было страха перед тем, что строится станция. Островеччина вытянула счастливый билет – хотя развивается и вся наша страна…

Но надо применять полученные уроки. [После Чернобыля] мы не боялись радиации, не видели и не слышали её. Главное – не хватало информации, и это порождало слухи.

Моё предложение – что бы ни случилось, чтобы информация исходила от первоисточника.

Сам директор АЭС является членом районного совета, а информирован депутат – информированы все избиратели!

Я буквально ещё два слова [ – и заканчиваю]: спасибо большое за атомную станцию! Наши дети с нами: недавно ученик третьего класса написал стихотворение.

Как можно жить и не мечтать

Однажды атомщиком стать

Все дороги осветить

И к процветанью путь открыть!»

 

Дети в БГУ приходят лучшие

«Я хотел информировать слушателей: мы являемся представителем организации научно-технической поддержки – Госатомнадзора. У нас сформированы группы экспертов, это специалисты, которые имеют опыт <…>

Мы проводим экспертизу по атомной безопасности и, видимо, будем проводить по ядерной, – говорит Александр Лобко, заместитель директора Научно-исследовательского учреждения «Институт ядерных проблем» БГУ.

– Это работа непростая, экспертом может быть не каждый. Мы рассматриваем это как государственное дело <…> Безопасность атомной станции основывается на техническом совершенстве и на деятельности персонала. Имея опыт преподавания на кафедре ядерной физики в БГУ, могу сказать: дети туда приходят лучшие».

 

Получим дипломы – а работать всё равно не будем

«Я проработала в БНТУ 40 лет, и при мне начиналось введение специальности «Атомные станции», – говорит пенсионерка Наталья Кочановская. – Предыдущий коллега [в выступлении] говорил, что на эту специальность идут лучше. У нас, к сожалению, было наоборот: туда шли не лучшие студенты, не знаю, как сейчас.

Не думаю, что это сильно изменилось. Ребята так говорили: «Получим дипломы – а работать всё равно не будем».

Как один из моих бывших студентов, гидротехников, попал на станцию? Ему предложили в то время 10 миллионов, он собрался жениться, обещали квартиру – и человек пошёл работать.

Но я хочу сказать о другом: вот мы сейчас сидим и обсуждаем безопасность уже построенной станции. Даже если она не вызовет аварии, то выбросы всё равно будут. А ведь она построена в самом озёрном крае Беларуси.

Второй мой тезис – о том, перестанем ли мы зависеть от России. Говорили, что мы не будем покупать больше газ и нефть. Но мы же будем покупать уран».

 

АЭС не поможет спасти климат, но Австрия уважает решение Беларуси

«Я выступаю от имени федерального правительства Республики Австрия, – говорит Алоизия Вергетер, Чрезвычайный и Полномочный Посол Австрии в Беларуси.

– Каждое государство идёт своим путём в вопросах энергетической политики. Мы уважаем такой путь, даже если с нашей точки зрения ядерная энергетика не является ни устойчивым, ни подходящим средством для обеспечения защиты климата.

Ввиду нашего исторического опыта мы были одним из государств Центральной Европы, наиболее затронутых Чернобыльской катастрофой 35 лет назад, хотя и намного меньше, чем сама Беларусь.

Потому мы интересовались причинами, по которым запущен этот проект [в Островце], и его реализацией. <…> Мы чрезвычайно приветствовали решение Беларуси подвергнуть Беларусскую атомную электростанцию стресс-тестам по европейскому образцу. Очень надеемся, что фаза два так называемой взаимной экспертизы, или ревью национального плана действий, будет проведена в скором времени».

 

Станция не может быть безопасной

По мнению экспертов БАЯК, происходившее мероприятие можно назвать слушаниями, но точно не общественными.

«Процедура слушаний прошла в соответствии с беларусским законодательством, но в противоречии с положениями Орхусской конвенции. Просто информирование не является процессом участия в принятии решений, а выдача лицензии на эксплуатацию АЭС, безусловно, является важным экологическим вопросом», – отметила в своем выступлении член совета ОО «Экодом» Ирина Сухий.

«Несколько раз я чувствовал себя как на собрании секты верующих в АЭС и мирный атом. Но сколько ни говори «халва», а во рту слаще не станет. Сколько ни рассуждай про «безопасность — АЭС является ядерно- и радиационноопасным объектом», – комментирует эксперт БАЯК российский физик-ядерщик Андрей Ожаровский, специально приехавший на слушания из Москвы.

Из регламента слушаний следует, что решение по выдаче лицензии уже принято, сам проект уже реализован, а решение провести информирование населения принято практически перед стартом работы объекта.

Подобные слушания следует проводить задолго до начала реализации проекта, но только в том случае, когда при принятии решения планировалось учесть общественное мнение. В данном случае имеет место лишь доведение до сведения информации о факте.

По мнению экспертов, встраивание атомной генерации в энергосистему Беларуси – стратегическая ошибка, которая ведет к рискам радиационных аварий, экономическим потерям в связи с перестраиванием энергосистемы и, что немаловажно, это закрывает возможность развивать возобновляемую энергетику на территории страны.

Представители БАЯК также обеспокоены вопросами обращения с радиоактивными отходами и отработавшим ядерным топливом. Изучив документы Госатомнадзора, экологи не нашли конкретной информации об организации мест хранения радиоактивных отходов Островецкой АЭС.

По мнению активистки БАЯК Татьяны Новиковой,  представленная для обсуждений с общественностью на сайте Госатомнадзора документация свидетельствует об отсутствии оснований для выдачи лицензии на эксплуатацию первого энергоблока БелАЭС по следующим причинам:

- отсутствуют полные версии документов, обосновывающих безопасность;

- представленная для обсуждения с общественностью информация не содержит количественных и качественных показателей выбросов в случае рутинной эксплуатации и в аварийных сценариях; не приводится информация об учтенных радионуклидах, а также методологии расчета их воздействия на человека и окружающую среду, включая экосистемы; не дается количественных характеристик выбросов и расчетных дозообразующих характеристик по каждому из радионуклидов;

- отсутствует план по управлению отработавшим ядерным топливом;

- отсутствует четкое представление процесса экспертизы, включая описание привлеченных организаций и экспертов, методологии и критериев оценки;

- в большинстве документов не содержится информация об авторах, разработчиках; местами встречается и непрофессиональная информация, например, говорится о "сжигаемом свежем воздухе ТЭЦ".

Кроме того, на слушаниях начальник управления Госатомнадзора Виген Марухян сообщил  что опытно-промышленная эксплуатация энергоблока не завершена. Это означает, что предстоит самый ответственный и рискованный этап Г-2,  в течение которого атомная станция должна работать 15 дней на полной мощности, и могут быть выявлены новые проблемы.

 

Ознакомиться с полным комплектом документов можно в разделе «Общественные слушания» Интернет-ресурса Госатомнадзора можно здесь


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 03.05.2021

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.