Перейти к основному содержанию
04.10.2022 / 12:10

Украина направила 15 запросов с просьбой исключить Российскую Федерацию из международных экологических конвенций. Среди специалистов нет однозначного одобрения такой инициативы, ведь она несет за собой большие риски для стран по обе стороны границы.

Навигация по Днепру
Навигация по Днепру

Мы разбираем эти сомнения на примере сотрудничества в трансграничных речных бассейнах.

 

Водная зависимость независимой страны

Украина в европейском измерении является одним из наименее обеспеченных водными ресурсами государств Европы – на местный речной сток приходится только 25-30% от общего объема. Это означает, что 70% водных ресурсов в страну поступает от ее соседей. Ироничность ситуации в том, что большинство водных ресурсов, которые использует Украина, приходит именно из  Российской Федерации и Беларуси (по Днепру и Сиверскому Донцу).

Вода в страну также поступает из Румынии и еще 15 стран Европы по Дунаю, из Молдовы по Днестру, а также по небольшим водотокам из других европейских стран. 

Карта рек Украины
Карта рек Украины

Географическое положение не изменишь, поэтому независимая Украина с 1991 года должна была налаживать сотрудничество с Россией и в вопросе бассейнового управления. После заключения между Украиной и Россией Соглашения о совместном использовании и охране пограничных водных объектов (1992 г.), совместными действиями двух стран удалось предотвратить наводнение в бассейне Дона на территории России, а также загрязнение воды вниз по течению Северского Донца в результате аварии на очистных сооружениях в Харькове.

И хотя начиная с 2014 года сотрудничество зашло в тупик, очевидно, что не только Украина зависима от своего восточного соседа в водном вопросе, но и он от нее.

Ведь река Северский Донец, по берегам которой проходит сегодня линия фронта, является крупнейшим притоком русского Дона и почти полностью протекает в пределах Украины, хотя и имеет истоки на территории РФ. Во время войны россияне открыто публикуют свои планы управления Северским Донцом в контексте развития интеграции самопровозглашенных республик Донбасса в Россию

Впрочем, весьма вероятно, что после войны им придется иметь дело не с самопровозглашенными  республиками, а с Украиной, которая играет по правилам международного законодательства ЕС, являющееся гораздо более строгим, нежели украинское. Не возобновлять международное сотрудничество было бы крайне глупо.

Ведь от выполнения украинско-российских и украинско-беларусских договоренностей напрямую зависит водообеспечение ¾ населения Украины (бассейны Днепра и Северского Донца), а также качество воды в Черном и особенно в Азовском море.

Северский Донец
Северский Донец

 

Трансграничное водное сотрудничество

В течение 1992–2001 годов Украина заключила двусторонние межправительственные соглашения по водному хозяйству на пограничных водах со всеми сопредельными странами. Их содержание несколько похоже, ведь за основу взяты положения Конвенции по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер (1992 года). Цель Конвенции – изменить фокус сотрудничества с локальных загрязнений и отдельных компонентов экосистемы на комплексный подход к управлению водными ресурсами.

В дополнение к Конвенции Россией, Беларусью и Украиной в числе других стран был подписан Протокол о воде и здоровье. Страны обязались обеспечить обеспечение безопасного качества воды и доступ к ней для общин и индивидуумов.

Трансграничное водное сотрудничество Украины со странами Евросоюза в последние годы развивается в ускоренным темпе, ведь Украина, как страна-кандидатка на вступление в ЕС, обязалась имплементировать Водную Рамочную Директиву ЕС.

А вот с Россией и Беларусью совместные проекты в этом направлении фактически прекращены. Активности в рамках Водной Рамочной Директивы ЕС не затрагивают трансграничные украино-беларусские и украино-российские отношения. Беларусь и Россия не планируют вступление в ЕС, и его директивы им не указ.

Оккупация части территории Украины российскими войсками усиливает угрозы для трансграничных рек. Да, уже сейчас временная блокада портов на Днепре, а также в Черном и в Азовском морях заставляет Украину активно развивать транспортное судоходство на Дунае.

Для этого заключают новые договоренности с соседними государствами и изменяется законодательство, чтобы облегчить строительство новых речных портов. Впрочем, дельта Дуная – одна из самых ценных природных территорий в Центральной Европе, международный биосферный резерват. И в нынешних условиях негативное антропогенное воздействие на нее может стать наиболее интенсивным за всю историю дунайского судоходства.

Дельта Дуная
Дельта Дуная

Решение водного вопроса затрагивают также соглашения, ратифицированные как в Украине, так и в России:

  • Конвенция о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение, главным образом как среды обитания водоплавающих птиц (Рамсарская конвенция)

Ее цель - сохранение и рациональное использование водно-болотных угодий с помощью международного сотрудничества.

Вопрос об исключении России из этой конвенции поднимает Кабинет Министров Украины. Акцентируется внимание на том, что более половины Рамсарских угодий в Украине используются российскими агрессорами при ведении боевых действий против украинского народа (по состоянию на конец весны/начало лета). Это прежде всего угодья на побережьях Азовского и Черного морей и в низовьях Дуная и Днепра.

 Сняв с России обязательство охранять ценные водно-болотные экосистемы, не объяснишь это животным, для которых не существует границ. Международное сотрудничество определяется приоритетным в Конвенции именно потому, что сохранение мигрирующих рыб и птиц требует скоординированных усилий многих стран. Девять «рамсарских» объектов размещены в акваториях Азовского моря, состояние которого напрямую зависит от выполнения международных обязательств как Украиной, так и Россией.

В случае выхода России и Беларуси из Рамсарской конвенции, более 10 млн га водно-болотных угодий международного значения (которые в основном расположены вдоль границы) могут быть осушены, а затем и засеяны.

Как результат – болезненная для всей планеты потеря биоразнообразия, колоссальный выброс углерода в атмосферу, фиаско для климатической политики.

  •  Цели устойчивого развития на период до 2030 года, утвержденные на Саммите ООН по устойчивому развитию (2015)

В рамках Цели №6 «Чистая вода и надлежащие санитарные условия» должно осуществляться международное сотрудничество в сфере водоснабжения и санитарии, включая технологии сбора воды, опреснение воды, эффективного использование воды, очистка сточных вод и т.д.

Одни и те же трансграничные реки питают города России и Украины. При этом их зависимость от качества воды двусторонняя: в Украину приходят воды Днепра из России; из Украины в Россию течет Северский Донец.

Даже негласное сотрудничество в вопросах водоснабжения и санитарии – неотложная потребность, а потому осуществляется даже во время войны. Коммунальное предприятие «Вода Донбасса» все восемь лет войны работает по обе стороны границы.

Канал Северский Донец-Донбасс
Канал Северский Донец-Донбасс

Вода из Украины каждый день поступает по каналу Северский Донец-Донбасс в Горловку (временно неподконтрольную Украине территорию) на очистку. Определенный объем воды остается самопровозглашенным республикам, а часть направляется обратно в Украину.

 

Bодный менеджмент во время войны

Соглашение о совместном использовании и охране пограничных водных объектов с Россией выполнялось  только до 2014 года. До начала войны (в 2014 г.) обмен информацией происходил ежеквартально, или даже еженедельно в период наводнения и снижения водности

В 2014 году приграничные створы на реках протекающих между Украиной и Российской федерацией, на которых осуществлялся контроль качества воды, в основном  были перенесены на украинскую территорию. С тех пор Украина осуществляла только односторонний мониторинг  на реках бассейна Днепра и Северского Донца.        

С подписанием Соглашения об ассоциации Украины с ЕС (2014) Украина обязалась определить границы речных бассейнов, создать механизмы управления международными реками, озерами и прибрежными водами и планы управления бассейнами рек.

И хотя такие документы должны готовиться с учетом консультаций со странами-соседями (если бассейн реки находится не полностью внутри страны), и утверждаться после согласования с ними – на практике такого взаимодействия с Россией  не происходит.

Как отмечено в Плане управления речным бассейном Днепра, «учитывая сложные политические отношения между государствами»То есть Украине приходится действовать в одностороннем порядке.

Это случилось и с определением на местности общей границы, которая в значительной степени совпадает с руслами рек. Вопреки подписанному соглашению о демаркации общей границы, Россия от этой процедуры отказалась. Так, более 20 рек были демаркированы Украиной в одностороннем порядке.

Обязательная в рамках евроинтеграции сеть мониторинга поверхностных вод также должна быть разработана в сотрудничестве с соседями по речным бассейнам. Только так можно обеспечить согласованный и всесторонний обзор экологического и химического состояния воды в бассейне и провести классификацию массивов поверхностных вод, как это требует Водная Рамочная Директива.

Еще большую трансграничную угрозу для водных ресурсов Украины представляет деятельность Беларуси (вернее – бездействие). На ее территории происходит загрязнение реки Березина, переносимое на территорию Украины.

Набережная реки Березина в Светлогорске
Набережная реки Березина в Светлогорске

Сразу после запуска целлюлозно-бумажного комбината, построенного в Светлогорске по нормативам Китайской Народной Республики, жители села Якимовой Слободы и города Светлогорска начали жаловаться на существенное ухудшение здоровья и невыносимую вонь. Масштабы выбросов в реку шокировали украинские и международные СМИ, но не беларусские власти, которые восемь лет стойко проявляли свое бездействие.

Украина обращалась за разъяснениями к правительству Беларуси, но ответ так и не получила. И не удивительно, ведь сбросы токсичных веществ в Березину уже через несколько десятков километров после Светлогорска становятся не беларусской, а украинской проблемой.

Каждый 5-й литр воды в Днепре – вода из Березины. При этом, Днепр (одна из крупнейших европейских рек) обеспечивает водой 2/3 территории Украины, в том числе около 30 миллиона человек, 50 крупных городов и промышленных центров, около 10 тысяч предприятий, 2,2 тысячи сельских и более 1 тысячи коммунальных хозяйств, 50 крупных оросительных систем и 4 атомные электростанции.

Загрязнение трансграничного водотока незадолго до пересечения им границы с Украиной и отказ от совместной оценки воздействий становится нарушением Конвенции об охране и использовании трансграничных водотоков, Конвенции об оценке влияния на окружающую среду в трансграничном контексте (Эспо), а также приводит к загрязнению ряда территорий Изумрудной сети как в Беларуси, так и в Украине.

 

«Заслуженное» исключение России  из природоохранных соглашений

Спорить с тем, что Россия в течение войны нарушает нормы международного экологического права, не приходится. Это главный аргумент приводимый для обоснования остановки действия природоохранных договоров. К тому же, как считает Кабинет Министров Украины, это свидетельствует о неуважении не только Украины, но и всех стран-участниц международных экологических соглашений и механизмов.

Без взаимодействия двух стран Соглашение о совместном использовании и охране пограничных водных объектов фактически прекратило свое действие. Ни о каких совместных водохозяйственных и водоохранных мероприятиях речь идти не может, когда одна из сторон договора не признает суверенность другой.

Сегодня всем хорошо известна история Мариуполя: города, оборона которого длилась три месяца и который, в конце концов, был  полуразрушен и, оказался в оккупации. Вследствие разрушения сетей канализации, сточные воды затапливали улицы города, люди использовали эту воду для мытья и уборки, ведь централизованное водоснабжение также было полностью нарушено. 

Жители Мариуполя набирают воду из луж
Жители Мариуполя набирают воду из луж

Это наглядный пример жесткого нарушения Россией норм гуманитарного права, но это и прямое следствие нарушения ее экологических обязательств. А именно, положений Протокола о воде и здоровье, где она закрепила гарантию на защиты  населения от заболеваний, связанных с водой. Анализировать то, какого качества вода во временно оккупированных территориях сейчас мы не можем, но звучат очень тревожные сигналы.

Исключить Россию из международных природоохранных соглашений – действительно весомый для международного сообщества жест. При нечетко обозначенной позиции Беларуси ее может ожидать похожая судьба.

 

Риски исключения: не будет обязанностей – не будет и нарушений

Другая сторона медали при исключении России (а возможно и Беларуси) из механизмов международного экологического сотрудничества – это то, какие потери в этом случае понесет Украина и мир. Вполне логично после этого ждать заявлений, похожих на те, которые прозвучали после выхода из Совета Европы: Москва не будет больше выполнять какие-либо природоохранные международные договоренности.

По состоянию на сегодняшний день любая экологическая, правозащитная организация, обычные граждане Украины могут поднять вопрос о несоблюдении Российской Федерацией своих обязательств.

Лишая членства России или Беларуси в международных экологических соглашениях, цивилизованный мир готовит этим странам приговор о помиловании. Скажем проще: если у страны не будет обязанностей – в любых ее действиях не будет и нарушений.

Не стоит забывать, что за время войны Украина как никогда приблизилась к ЕС, а значит будущие межгосударственные отношения необходимо будет восстанавливать по европейским стандартам. Эти стандарты базируются на безусловном международном сотрудничестве: совместных проектах, мониторингах, стратегиях бассейнового управления и не только.

Да и, наконец, «ломать - не строить» и если Россия и Беларусь изъявят желание основательно сотрудничать с Украиной, то для этого будет сохранена правовая база.

В ближайшей перспективе для Украины важны выплаты репараций. Каждый огрех со стороны России противоречащий международным договоренностям – потенциальное пополнение копилки Украины, будущие инвестиции в послевоенное восстановление.

Исключить Россию и Беларусь из соглашений означает отпустить их безнаказанно, снять с них ответственность и уменьшить вероятность назначения репараций международными судами.

 В дальнейшей перспективе Украину ждет вступление в ЄС. Без трансграничного сотрудничества тогда не обойтись, но Украина и сейчас придерживается правильной позиции, не расторгая Соглашения о совместном использовании и охране пограничных водных объектов 1992 года. Если же решиться на этот шаг, то поддержка качества воды в реках после войны станет трудом Сизифа: кто-то один загрязняет водоток, другой приводит в норму и так по кругу.

Поэтому очевидно, что после восстановления контроля Украины над всеми ее территориями, сотрудничество в части трансграничных вод с ее северо-восточными соседями будет неизбежно. Иначе все их проблемы «переплывут» границу и станут бедой уже для Украины.

 

 

*Текст подготовлен в сотрудничестве с UWEC Work Group

UWEC (Ukraine War Environmental Consequences) Work group, сообщество экспертов, экологов, журналистов и активистов, которые поставили своей целью говорить об экологических последствиях войны в Украине.

Автор:
Листайте дальше, чтобы прочитать следующую новость