Перейти к основному содержанию
11.10.2021 / 10:10

Профсоюзы призывают запретить во всей Европе нанимать субподрядных сотрудников и сотрудниц с более низкой зарплатой и худшими условиям труда, пишет The Guardian.

Фото: brainstudy.info
Фото: brainstudy.info

Каждый сантиметр тела Марго болел от тяжёлой работы. По её рукам текла кровь из волдырей, которые лопались, когда она таскала трупы животных. Женщина с нетерпением ждала, пока вернется домой и сможет обработать раны. «Если будете плохо работать, вас будут только подгонять. Им всё равно, кровят ли ваши раны», – говорит она.

Это была не та жизнь, которую представляла Марго*, бросая работу на швейной фабрике недалеко от своей родной деревни в Румынии в поисках лучших перспектив в Западной Европе. Она думала, что условия труда в Нидерландах, где она сейчас уже три года проработала на мясокомбинате, будут гораздо более благоприятными, чем в ее родной стране. «Я не ожидала, что это будет так ужасно».

Жизнь мясника может быть очень тяжелой. Но вскоре Марго поняла, что есть два типа рабочих: официальные сотрудники, которые, по ее словам, были в основном голландцами; и субподрядчики, в основном такие же мигранты, как она, которым приходилось работать больше и быстрее, но зарабатывать меньше. «Те, кого наняла непосредственно компания, имеют больше прав, получают более спокойную работу, стабильность и чёткий график», – говорит она.

Мясная промышленность Европы – это многомиллиардная индустрия, в которой работает около одного миллиона человек. Но по оценкам профсоюзов, тысячи рабочих в некоторых странах наняты через субподрядчиков и агентства, причем некоторые зарабатывают на 40-50 % меньше, чем официальные сотрудники тех же предприятий.

The Guardian поговорила с официальными лицами, экспертами по труду и рабочими, такими как Марго, которые рассказали, как мясная промышленность по всей Европе стала полагаться на аутсорсинговую рабочую силу с двухуровневой системой найма.

«Вся система действительно прогнила», – говорит Нора Лабо, официальная представительница профсоюза в Ирландии, которая в прошлом году выступала в парламенте Ирландии, рассказывая о мясокомбинатах и «недобросовестных действиях» некоторых вовлечённых агентств. «Это способ для работодателей избежать всякой ответственности перед своими работниками», – говорила женщина о происходящем в индустрии.

Фото: choice.npr.org
Фото: choice.npr.org

 

Дешевое мясо и эксплуатация рабочих

Мясная промышленность Европы оказалась в центре внимания политиков в 2020 году, когда заводы стали очагами передачи коронавируса. Субподрядчики были особенно уязвимы, поскольку, по многим свидетельствам, им не давали больничных, и они боялись потерять работу в случае болезни. Кроме того, некачественное жильё – часто тесное, с убогими условиями – чрезвычайно затрудняло социальное дистанцирование или самоизоляцию. Сообщалось, что некоторым компаниям также не хватало данных, необходимых для отслеживания вспышек заболевания.

«Именно модель субподряда в Европе лежит в основе эксплуатации и нарушения прав в мясной промышленности», – утверждает Джеймс Ричи, генеральный помощник базирующегося в Женеве Международного союза работников пищевой промышленности. Использование труда работников и работниц из аутсорсинговых компаний распространено в европейской мясной промышленности сильнее, чем где-либо ещё в развитом мире.

Профсоюзы призывают к немедленному общеевропейскому запрету на использование таких рабочих на мясокомбинатах. «У вас есть сотрудники, которые выполняют эту же работу, но на других условиях, – говорит Энрико Сомалья, заместитель генерального секретаря Европейской федерации профсоюзов продовольствия, сельского хозяйства и туризма. – Это [система], основанная на низких ценах на мясо, на эксплуатации рабочей силы».

Посредники – такие, как субподрядчики, индивидуальные агенты, мультисервисные компании, рабочие агентства и кооперативы, стремительно растут, чтобы удовлетворить потребность отрасли в пополняемом источнике низкооплачиваемых и очень гибких работников. Они часто нанимают и платят работникам, а также управляют их сменами; они также часто предоставляют и координируют жильё и транспорт.

Отношения между мясокомбинатом и работником – это не отношения работодателя и работника; обычно посредник действует как работодатель, либо работник определяется – часто ошибочно – как самозанятый. Эта система может прояснить ответственность компаний за своих работников и позволить им избежать юридической ответственности по таким вопросам, как оплата, рабочее время, несчастные случаи и травмы, в секторе, признанном опасным и сложным с физической точки зрения.

Фото: tri-cityherald.com
Фото: tri-cityherald.com

 

Бессилие рабочих

The Guardian узнала, что субподрядчики часто имеют гибкий рабочий график, в их контракте не прописано ограничение на количество рабочих часов в неделю, и они не могут получать отпускные и оплачиваемые больничные. Они описывают жизнь в условиях крайней небезопасности в странах, где они не говорят на этом языке и изо всех сил пытаются понять соглашения и свои законные права. Рабочие также сообщают, что им приходится платить агентствам высокие расходы за переполненное жилье, и они могут работать часами, а иногда и неделями, без оплаты. Жители жилья, предоставленного посредниками, рассказали Guardian, что чувствуют себя бессильными и опасаются, что они окажутся на улице, если работа по какой-то причине закончится.

«Поэтапная» система контрактов, применяемая некоторыми агентствами, может удерживать работников на самой низкой заработной плате в течение продолжительных периодов времени. В Нидерландах, например, работники утверждают, что их часто увольняют до того, как им по закону причитается повышение заработной платы или пенсионных взносов, а затем повторно нанимают по аналогичному контракту. Голландская мясная ассоциация заявляет, что может говорить только от имени своих членов, но считает, что эта практика не является широко распространенной, и, тем не менее, ее следует запретить. Она говорит, что недавно эксперты обсуждали эту так называемую конструкцию «вращающейся двери» с профсоюзами, министром социальных дел и занятости и министром продовольствия и сельского хозяйства, и пришли к выводу, что к концу 2021 года это должно стать предметом масштабного обсуждения.

Около 62 % из 97 000 рабочих-мясников в Великобритании являются гражданами ЕС. Британская ассоциация мясопереработчиков заявляет, что большинство соответствующих компаний в Великобритании используют персонал агентств, но не собирает данных о точном проценте работников, которые они представляют. Сектор полагается на агентскую и субподрядную рабочую силу для удовлетворения того, что в отрасли называется сезонными потребностями.

В отчете Комиссии по вопросам равноправия и прав человека за 2010 год говорится о жестоком обращении и эксплуатации среди работников мясной промышленности Великобритании. Работники агентства говорили, что с ними обращались хуже, чем с официальными сотрудниками комбинатов, и они чувствовали себя «людьми второго сорта».

По оценкам профсоюзов, работники агентств и субподрядчиков составляют от 10 % до 15 % рабочей силы на предприятиях Великобритании, где есть профсоюзы, но у них нет данных по предприятиям, не состоящим в профсоюзах. «Условия работы агентского и нанятого персонала одинаковы, но субподрячики получают хуже оплачиваемую работу», – говорит Бев Кларксон из профсоюза Unite.

В июне представители мясной промышленности Великобритании предупредили, что «достигли точки отчаяния» из-за сокращения численности рабочей силы в результате Brexit. Кларксон прогнозирует, что после Брексита использование так называемых заёмных и субподрядных трудовых мигрантов станет более распространенным, поскольку местные жители не хотят работать на мясокомбинатах.

В Италии в мясной промышленности работает более 21 000 человек. Более 50 % рабочей силы на забое и 25 % в мясопереработке – это мигранты из Восточной Европы, Балкан, Северной и Центральной Африки и Восточной Азии. По мнению профсоюзов, они все чаще нанимаются через рабочие кооперативы, благодаря чему могут обходиться мясным компаниям на 40 % дешевле, чем их коллеги, нанятые напрямую.

Фото: www.insurancejournal.com
Фото: www.insurancejournal.com

Согласно исследованию свиноводства Италии, финансируемому ЕС, многие из рабочих кооперативов оказались фиктивными предприятиями, созданными обманным путем мясными компаниями, чтобы использовать их трудовую гибкость и налоговые преимущества. Мясные предприятия часто заключают субподрядные отношения с кооперативами транспортного сектора, чтобы избежать повышения заработной платы, предусмотренного коллективным договором в пищевом секторе. Эта стратегия также задокументирована в бельгийской мясной промышленности.

Появление системы трудовых посредников отражает более масштабные изменения в европейской мясной промышленности за последние десятилетия, включая ограничения доли рынка несколькими компаниями и быстро сокращающееся количество мелких независимых мясных лавок и скотобоен. Тысячи людей трудятся на крупных бойнях, которые могут работать 24 часа в сутки, что удовлетворяет требованиям системы крупных розничных торговцев и поставщиков общественного питания, позволяющих заказывать большое количество дешевого мяса по запросу.

Эта система стала возможной благодаря огромному количеству рабочих из Румынии, Литвы, Латвии, Польши и Венгрии, желающих мигрировать в поисках работы после расширения ЕС, которое началось в 2004 году. Многие прибыли из бедных постиндустриальных деревень и городов. Например, в бывших горнодобывающих регионах Молдовы и Румынии мало возможностей трудоустройства для молодежи. Путь людей из этих стран на европейский рынок труда часто определяется посредниками и часто рекламируется в социальных сетях.

«Это система эксплуатации бедных, – говорит Фолькер Брюггенюрген, председатель благотворительной ассоциации Caritas Association района Гютерсло в Германии. – Людей обманывают обещанием лучшей жизни».

 

«Жестокое обращение недопустимо»

По всей Европе свобода передвижения рабочих используется не по назначению, говорит Озлем Алев Демирель, депутат Европарламента от немецкой партии Die Linke:

«Работодатели снижают заработную плату, привозя работников из стран, где зарплаты ниже, а системы социального обеспечения слабые, и это неприемлемо».

По ее словам, во всей Европе должен соблюдаться принцип одинаковой оплаты труда за одинаковую работу в одном месте.

По мере улучшения экономики таких стран, как Польша, и увеличения потребности в пополняемых источниках дешевой рабочей силы, поиск расширился на такие страны, как Украина, Беларусь, Казахстан, Вьетнам, Филиппины, Тимор-Лешти, Грузия, Индия, Китай и Армения.

Карстен Майер, генеральный секретарь UECBV – организации, представляющей 20 000 компаний в сфере животноводства и торговли мясом со всей Европы, а также из Японии, России и Украины, говорит, что он не занимается темой охраны труда, но обеспечение адекватных трудовых условий – это обязанность компаний и соответствующих органов. «Жестокое обращение любого рода недопустимо», – говорит Майер, добавляя, что соответствующие дела должны преследоваться в судебном порядке.

Похоже, что надзор за мясными предприятиями и их рабочей силой уменьшается. Инспекции труда «провалились» по всей Европе за последнее десятилетие из-за мер жесткой экономии, в то время как в отчете ЕС по мясной промышленности за 2019 год подчеркивается отсутствие минимальных стандартов для инспекций и стандартизированных определений самозанятости.

«На национальном уровне во многих странах нет реального надзора или контроля над кадровыми агентствами», – говорит Лилана Кейт, старший специалист по защите прав в Платформе международного сотрудничества в отношении мигрантов без документов.

В 2019 году было создано новое агентство, Европейское управление по труду (ELA), чтобы поддерживать государства-члены в проведении проверок и мониторинге соблюдения трудового законодательства по всей Европе. Если будут обнаружены возможные случаи злоупотреблений, ELA сможет инициировать трансграничные проверки.

«Рабочие-мигранты в мясной промышленности – невидимая группа, – говорит Мартин Хьюисманс, доцент Школы экономики Утрехтского университета. В голландских магазинах вы можете увидеть, какой образ жизни вело животное – у нас есть звездная система защиты животных. Но по иронии судьбы вы не можете увидеть, в каких условиях работали люди на бойне».

Эта невидимость для многих субподрядчиков выходит за рамки рабочего места. Языковые барьеры, слишком длинный рабочий день, а также отсутствие информации – все это способствует увековечиванию эксплуатации уязвимых мигрантов, – говорит Пол-Октавиан Иду, который дает бесплатные консультации рабочим мясокомбината в центре поддержки, управляемом немецкой неправительственной организацией Arbeit und Leben. «Они остаются в "социальном гетто"», – говорит он.

Тем не менее, такие рабочие, как Марго, продолжают искать работу в Западной Европе. Несколько месяцев назад она нашла работу по контракту с нулевым рабочим временем ​​с другим агентством на мясокомбинате в Нидерландах, которое платило 10,80 евро в час за 12-часовую смену семь дней подряд. Она говорит, что ей недоплачивали, и она ушла через неделю.

Автор:
Листайте дальше, чтобы прочитать следующую новость