Перейти к основному содержанию
12.07.2022 / 10:07

Экологические последствия продовольственного кризиса, вызванного войной

Сегодня весь мир наблюдает за тем, как вторжение России в Украину создает и усугубляет продовольственный кризис. При этом мы также видим, как угроза голода может привести к уничтожению природных экосистем.

Давно известно, что двумя ключевыми факторами сокращения биоразнообразия на планете является непосредственное изъятие из природы диких растений и животных с целью потребления их человеком и сельскохозяйственное производство.

 

Как российское вторжение создает глобальный продовольственный кризис

Российское вторжение в Украину сократило сельскохозяйственное производство в зоне боевых действий и в значительной степени заблокировало украинский экспорт продовольствия. Международная реакция на развязанную Путиным войну также осложнила экспорт чего бы то ни было из России и Беларуси, поскольку против банков, компаний и частных лиц этих стран был введен ряд международных санкций.

Так, согласно «Глобальному отчету о продовольственных кризисах за 2022 год», в 2021 году на Украину и Россию приходилась существенная доля мирового экспорта пшеницы (33%), ячменя (27%), кукурузы (17%), семян подсолнечника (24%) и подсолнечного масла (73%) (IFPRI, февраль 2022 г.). Российская Федерация является крупнейшим в мире экспортером азотных удобрений и третьим по величине экспортером фосфорных удобрений (GRFC2022). Россия и Беларусь вместе контролируют 40% мировых поставок калия.

Сокращение экспорта усугубило проблемы, вызванные и без того резко возросшими мировыми ценами на продовольствие, которые достигли рекордного максимума в конце 2021 года. В этот момент Россия ввела временные ограничения на экспорт зерна, растительных масел, сахара и некоторых удобрений, что поспособствовало росту цен.

Глобальный кризис еще более углубился, поскольку другие страны-экспортеры, включая Индию и Индонезию, ограничили экспорт пшеницы, растительных масел и других продуктов питания, чтобы защитить свое население от скачков цен и недоедания.

В 2021 году 36 из 53 стран и территорий, испытывающих нехватку продовольствия в мире, зависели от экспорта из Украины и России. В их числе 21 страна, борющаяся сегодня с серьезным продовольственным кризисом (например, Йемен, Судан, Нигерия и Эфиопия). Так, регион Восточной Африки получает 90% импорта пшеницы из Российской Федерации (72%) и Украины (18%) (GRFC2022).

В мае 2022 года Всемирная продовольственная программа ООН опасалась, что сокращение экспорта продовольствия, усугубленное военным вторжением в Украину, приведет к увеличению числа недоедающих людей на 8 - 13 миллионов в 2022 и 2023 годах.

Данная организация получает 50% своей пшеницы из Украины и России. Ее цель помочь накормить 125 миллионов человек по всему миру. Как глобальный продовольственный кризис способствует разрушению окружающей среды

Во времена, когда страны испытываю стресс от войн и продовольственных кризисов, их лидеры часто стремятся облегчить ситуацию путем наступления на природу: хозяйственного освоения ключевых очагов биоразнообразия и ценных местообитаний исчезающих видов. Например, в марте 2022 года правительство Украины упростило правила краткосрочной аренды сельскохозяйственных земель, пребывающих «под паром», чтобы наладить производство продуктов питания силами сельскохозяйственных работников, перемещенным из зон активных боевых действий в другие регионы страны.

По данным Украинской природоохранной группы (UNCG), этот шаг увеличивает нагрузку на естественные степи и луга — одни из самых разнообразных и уязвимых экосистем, серьезно поврежденных тотальным расширением пахотных земель в период плановой социалистической экономики Советского Союза.

В мае 2022 года Верховная Рада Украины приняла закон «Об особенностях земельных отношений в условиях военного положения» (№ 2211-IX), который поощряет возобновление эксплуатации естественных лугов и степей, в том числе находящихся на заповедных территориях. Новый закон противоречит нескольким старым законодательным актам, но определенно стремится открыть несельскохозяйственные земли для распашки.

Учитывая, что Украина имеет возможность производить 85 миллионов метрических тонн зерна в год, большая часть которого идет на экспорт, дополнительные 1-2 миллиона тонн зерна, получаемые за счет освоения новых земель, мало что добавляют к валовому сбору и, следовательно, не способствуют продовольственной безопасности или экономическому процветанию Украины.

С другой стороны, освоение последних оставшихся нераспаханными естественных травянистых экосистем может привести к большим потерям биоразнообразия. Сельскохозяйственный сектор России находился на подъеме до нападения на Украину. Он может похвастаться рекордным за всю историю урожаем зерна в 2021 году и устойчивым, но скромным ежегодным увеличением площади пашни.

Торговля продовольственными товарами, не подпадающая под западные санкции, возможно, остается самым прибыльным направлением экспорта, на которое Россия все еще может рассчитывать. Чтобы заполнить брешь на рынке зерна, образовавшуюся после блокады Украины, Россия рассчитывает собрать рекордные 85 миллионов тонн зерна в 2022 году. Как следствие, расширение пашни в России в этом году может пойти еще быстрее.

В апреле президент Путин стремился ускорить возобновление использования пахотных земель, заброшенных колхозами в советскую эпоху, в то время как «Единая Россия» пролоббировала в Думе выделение триллионов рублей в виде государственного финансирования для рекультивации 13 миллионов гектаров в течение трех лет.

В результате к концу этого года площадь пашни вырастет не менее чем на 1 млн гектаров. В первую очередь за счет оставшихся нетронутыми естественных степей и лугов. Произойдет это благодаря относительной простоте их вовлечения в оборот, в то время как расчистка вновь заросших лесами старых полей требует больших инвестиций.

Все российские и украинские экологи-специалисты по охране степей сходятся во мнении о наиболее вероятных негативных последствиях. Многие виды птиц, млекопитающих, рептилий и беспозвоночных, обитающие на естественных пастбищах, будут вытеснены мелиорацией пахотных земель в Украине и России.

Степной орел, лунь, кобчик, стрепет, степной сурок, крапчатый суслик, степная гадюка и несколько видов сверчков являются видами, вызывающими особую озабоченность на западе России, и это лишь некоторые примеры.

Восстановить популяцию сайгака в Заволжье России, находящуюся под угрозой исчезновения, не удастся, если хотя бы часть из 900 000 гектаров ныне залежных земель (заброшенной и вновь заросшей степной растительностью пашни), от которых этот вид зависит, будет возвращена в оборот

 

Продовольствие как оружие

Сегодня негативное влияние глобального кризиса на программы сохранения окружающей среды происходит по всему миру. Несколько производящих зерно регионов попытались принять меры для развития сельского хозяйства и добычи полезных ископаемых на природных территориях с высокой природоохранной ценностью. 23 марта этого года Европейская комиссия предоставила новые субсидии фермерам и разрешила государствам ЕС не только рекультивировать залежные земли, ранее предназначенные для защиты биоразнообразия, но и обрабатывать эти земли пестицидами.

Это отступление от "Зеленого курса" (Green Deal) ЕС было предпринято Францией, которая в настоящее время председательствует в Евросоюзе. Союз фермеров ЕС "Copa и Cogeca" также выступил против стратегии Евросоюза "От фермы до вилки" (Farm to Fork Strategy), утверждая , что "поскольку российское правительство использует продовольственную безопасность в качестве оружия, мы должны противостоять ей с помощью продовольственного щита".

Многие экологические организации раскритиковали этот шаг и настаивают на том, что "Зеленый курс" должен быть решением, а не препятствием для продовольственной и энергетической безопасности. Между тем ученые утверждают , что вместо распашки залежей, Евросоюз должен отменить использование биотоплива, на производство которого расходуется 9% мирового урожая сельскохозяйственных культур.

Полный размер ущерба от распашки земель ранее предназначенных для сохранения биоразнообразия станет известен в конце 2022 года, когда каждая страна уведомит Европейскую комиссию о масштабах своих планов "отступления" от курса Green Deal.

Совокупное негативное воздействие на природу может быть значительным: Ирландия уже заявила , что планирует засеять 25 000 гектаров вновь распаханных земель, а Болгария, по данным Министерства сельского хозяйства, планирует поощрять фермеров к использованию всех имеющихся площадей для производства продуктов питания и кормов. При этом всего 5% земли в Болгарии отведено под экологические цели.

Решение ЕС пожертвовать биоразнообразием ради сельского хозяйства видится довольно спорным в свете недавнего отчета Евростата "Устойчивое развитие в ЕС за 2022 год", который показывает хороший или умеренный прогресс по всем Целям устойчивого развития ООН (в том числе по энергетике и климату), но откат назад по ЦУР 15, посвященной охране биоразнообразия суши. За последние 15 лет популяции обычных видов птиц сократились на 5%, а бабочек в травянистых экосистемах — на 20%.

В отчете четко указана ключевая движущая сила: "Интенсификация сельского хозяйства сокращает естественные места гнездования, такие как живые изгороди, водно-болотные угодья, луга и залежи, в то время как пестициды и изменение времени вспашки зерновых нарушают размножение и сокращают доступные источники пищи".

Евростат, вероятно предвидя негативные последствия недавно одобренных "отступлений", добавляет оговорку, что "влияние российского вторжения на Украину еще не отражено в отчете по Целям устойчивого развития за 2022 год".

В тот же мартовский день, когда ЕС утвердил субсидии фермерам на мелиорацию, семь лоббистских организаций, представляющих американских фермеров и их пищевую промышленность, обратились к Министерству сельского хозяйства США с просьбой разрешить возделывание сельскохозяйственных культур на более чем 4 миллионах акров "первоклассных сельскохозяйственных угодий", которые в настоящее время находятся под защитой Программы сохранения земельного резерва (CRP).

По иронии судьбы, CRP площадью 20 миллионов акров представляет собой систему защиты окружающей среды, созданную 50 лет назад, когда советское вторжение в Афганистан привело к запрету на экспорт зерна из США в СССР на фоне перепроизводства многих американских фермеров.

Программа сохранения земельного резерва субсидирует долгосрочное нахождение “под паром” или ограниченное использование земель, подверженных эрозии, водно-болотных угодий и пастбищ, расположенных на частных сельскохозяйственных территориях. Новое предложение все еще находится на рассмотрении.

Еще один пример. В начале марта президент Бразилии Болсонару воспользовался надвигающейся угрозой нехватки удобрений, связанной с потенциальным нарушением российского и белорусского экспорта, как предлогом для продвижения законопроекта, направленного на разрешение добычи полезных ископаемых на племенных землях коренных народов в Амазонии.

 Закон был впервые предложен в феврале 2020 года, но обжалован в судах и признан неконституционным. Болсонару заявил, что добыча полезных ископаемых в Амазонии сделает Бразилию самодостаточной в производстве калийных и фосфорных удобрений.

Большой скандал разразился, когда Социально-экологический институт Бразилии опубликовал данные, что только 1,6% бразильских запасов калия и 0,4% фосфора находятся на землях коренных народов. Очевидно, что предложенный закон на самом деле был направлен на добычу золота и развитие гидроэнергетики.

Предложение было снова отложено после крупного протеста. А в апреле и мае Бразилия на законных основаниях закупила достаточное количество удобрений в России, так как сделка не подпадает под санкции в связи с войной в Украине. Если высокие цены и нехватка продовольствия продолжат усугублять ситуацию в странах, затронутых кризисом, то это обязательно окажет существенное негативное воздействие на многие природные экосистемы и виды животных и растений.

Во-первых, люди (особенно в бедных странах) будут пытаться самостоятельно добывать из окружающей среды пищу, которую они больше не смогут купить в розничной торговле, что приведет к увеличению нагрузки на флору и фауну. Во-вторых, семьи будут расширять неэффективное, но надежное натуральное сельское хозяйство, чтобы компенсировать нехватку продовольствия.

Такого рода экспансия, ориентированная на добычу средств к существованию, имела место на окраинах российских городов во время распада Советского Союза, когда развитие "коллективных садовых товариществ" привело к деградации многих территорий с высокой природоохранной ценностью, важных для биоразнообразия – например, пойменных водно[1]болотных угодий и торфяников.

По мере развития кризиса в России появляются признаки того, что подобная экспансия может снова начаться и сегодня. Рассмотренные здесь случаи показывают, что сохранившиеся природные территории, дикая флора и фауна используются для компенсации сбоев в продовольственной безопасности, вызванных войной в Украине и санкциями против России.

При содействии правительств отраслевые лоббисты используют кризис как предлог для эксплуатации природных территорий с высокой природоохранной ценностью, в то время как голодающее население добывает пищу из окружающих ландшафтов любыми возможными способами. Эти механизмы адаптации могут серьезно подорвать реализацию Целей устойчивого развития ООН, касающихся биоразнообразия и биологических ресурсов.

Весьма прискорбно, что в XXI-м веке крупнейшие страны - производители продовольствия в мире не могут найти более эффективных способов противодействия перекосам в торговле продовольствием, вызванных войной. И выбирают вторжение на природоохранные территории.

 

 

*Текст подготовлен в сотрудничестве с UWEC Work Group

 

UWEC (Ukraine War Environmental Consequences) Work group, сообщество экспертов, экологов, журналистов и активистов, которые поставили своей целью говорить об экологических последствиях войны в Украине.

Автор:
Листайте дальше, чтобы прочитать следующую новость