Сажайте деревья, а не журналистов

Эксперты: «Угольная промышленность никогда не оправится от пандемии коронавируса»

По словам специалистов, кризис доказал, что возобновляемые источники энергии стали более безопасными инвестициями, и это ускорило энергетический переход, пишет The Guardian.

20.05.2020 Вакол свету Аўтар: Наста Захаревич Фота: pixabay.com

По прогнозам отраслевых наблюдателей, мировая угольная промышленность «никогда не оправится» от пандемии Covid-19, потому что кризис доказал, что возобновляемая энергия дешевле для потребителей и более безопасна для инвестиций.

Переход от грязного ископаемого топлива ускорился во время локдаунов, что привело к закрытию электростанций в нескольких странах. Также появились новые доказательства того, что использование угля человечеством, возможно, наконец достигло своего максимума через более чем 200 лет.

И это хорошая новость. Если такая оценка правдива, что наихудшие климатические сценарии становятся менее вероятными, потому что они основаны на продолжающемся увеличении запасов угля до конца века.

Ещё до пандемии отрасль испытывала давление со стороны экологических активисток и активистов. Существенную роль играли также кампании по продаже активов и дешёвые альтернативы углю. Локдауны ещё сильнее обнажили слабости угольной промышленности, вычеркнув миллиарды из рыночных оценок крупнейших в мире угольных шахт.

Спрос на электроэнергию упал, и многие коммунальные предприятия в первую очередь сократили потребление угля, поскольку он обходился им дороже, чем газ, ветер и солнечная энергия. В ЕС импорт угля для тепловых электростанций за последние месяцы сократился почти на две трети, достигнув минимума, которого не было на протяжении последних 30 лет. Изменения и их последствия заметны теперь по всему миру.

Администрация энергетической информации США в своём новом докладе прогнозирует, что в этом году США впервые за всю историю будут производить больше электроэнергии из возобновляемых источников, чем из угля. Отраслевые аналитики считают, что доля угля в выработке электроэнергии в США может за пять лет сократиться до 10%. Ещё 10 лет назад доля угля составляла 50%.

Несмотря на предвыборное обещание Дональда Трампа «добывать уголь», в настоящее время в этой промышленности происходит всё больше потерь и закрывается больше предприятий, чем когда-либо после президентства Эйзенхауэра (1953-1961 годы). Одним из последних был план Great River Energy по закрытию тепловой электростанции мощностью 1,1 ГВт в Северной Дакоте и замене ее ветряным и газовым оборудованием.

Роб Джексон, председатель Global Carbon Project, сказал, что пандемия, скорее всего, станет подтверждением, что уголь никогда больше не достигнет глобального пика, наблюдавшегося в 2013 году: «Covid-19 сократит выбросы угля в этом году настолько, что отрасль никогда не восстановится, даже с дальнейшим наращиванием объёмов в Индии и других странах. Падение цен на природный газ, рекордно дешевая солнечная и ветровая энергия, а также проблемы с климатом и здоровьем навсегда подорвали отрасль».

Новые данные появляются очень быстро, и их становится всё больше и больше. На 15 мая национальная сеть Великобритании вообще не сжигала уголь уже 35 дней. Это самый длительный период с начала промышленной революции, то есть за более, чем 230 лет. В Португалии, как недавно сообщала агитационная группа Europe Beyond Coal, не сжигали уголь почти два месяца.

В прошлом месяце Швеция закрыла свою последнюю угольную электростанцию KVV6 в Хьортхагене в восточном Стокгольме. Это случилось на два года раньше запланированного срока, потому что из-за мягкой зимы она не использовалась даже до пандемии. Австрия последовала этому примеру и закрыла единственную оставшуюся угольную электростанцию в Меллахе. Нидерланды заявили, что сократят мощность своих тепловых электростанций на 75%, чтобы выполнить постановление суда для снижения климатических рисков.

Что еще более важно, в Индии – втором по величине потребителе угля в мире – правительство отдает приоритет дешевой солнечной энергии, а не углю, в ответ на падение спроса на электроэнергию, вызванное Covid-19 и ослаблением экономики. Это привело к первому годовому сокращению выбросов углерода за последние четыре десятилетия и беспрецедентному улучшению качеству воздуха. Также значительно вырос общественный спрос на новые возобновляемые источники энергии.

В других странах Азии картина неоднозначная. Несколько лет назад предполагалось, что Индонезия, Вьетнам и Филиппины станут крупнейшими регионами роста угольной промышленности, но из-за пандемии, падения цен на возобновляемые источники энергии и растущей кампании по продаже активов несколько крупных угольных проектов были приостановлены.

Партия южнокорейского президента Мун Чжэ-ин была переизбрана после того, как она обещала прекратить использование угля в стране, и многие в его правящей коалиции настаивают на прекращении финансирования зарубежных проектов. В Японии большая тройка коммерческих кредиторов и управляющий Японского банка международного сотрудничества недавно заявили, что больше не будут принимать предложения, связанные с добычей угля.

Другие источники денежных средств для развития промышленности также отключаются, так как инвесторы и финансовые учреждения реагируют на научные рекомендации и кампании активистов по продаже активов и на бастующих школьниц и школьников вроде Греты Тунберг.

«Экономика угля уже находилась под структурным давлением до пандемии, – сказал Марк Льюис, руководитель исследования инвестиций в области изменения климата французского банка BNP Paribas. – И, исходя из этого, это давление все равно будет сохраняться, но теперь оно усугубляется последствиями пандемии».

BNP Paribas – одно из финансовых учреждений, которые решили разорвать связи с угольной промышленностью. На прошлой неделе банк заявил, что ускорит свой запланированный отказ от финансирования угля до 2030 года, чтобы быстрее привести свой портфель в соответствие с парижскими климатическими целями.

На той же неделе норвежский фонд национального благосостояния – крупнейший в мире – из-за климатических проблем отказался от целого ряда угледобывающих и энергетических компаний, включая Glencore, Anglo-American, Vale и AGL. Это следует за объявлениями BlackRock, Standard Chartered и JPMorgan Chase о внесении угля в черный список.

Ископаемое топливо перестало пользоваться популярностью у многих инвесторов из-за растущих проблем с климатом, более дешевых альтернатив (возобновляемых источников энергии) и общественного протеста против загрязнения воздуха.

«То, насколько выгоден чистый воздух для общественного здравоохранения, будет в центре внимания после нескольких недель локдауна, который привёл к появлению голубого неба и чистого воздуха в мегаполисах Азии, - сказал Льюис. - Это давление со стороны финансового сектора будет только ускорять движение вперед, еще больше увеличивая стоимость капитала для угольных проектов».

Еще до пандемии австралийские угольные компании заявили, что им трудно найти финансирование для шахт и портовых сооружений из-за международной кампании по продаже активов. Это не единственный пример экономического давления на отрасль. Падение цен на уголь почти на 30% сделало более половины добычи убыточной, что заставило несколько фирм предупредить о закрытии карьеров и увольнениях.

Особенно интересно во всей этой истории поведение Китая, который сжигает половину угля в мире и является крупнейшим спонсором шахт и электростанций в Азии и Африке. Прежде всего он заинтересован в том, чтобы обеспечить экспортный рынок для своих производств и инженерных компаний.

Несколько лет назад внутреннее потребление угля упало, что вселяет надежду на то, что президент Си Цзиньпин намерен отказаться от грязного производства энергии с высоким уровнем выбросов. Но после локдауна политическим приоритетом является ускорение развития экономики. Правительства провинций сейчас работают над множеством новых тепловых электростанций. Но эти станции работают менее чем на половине мощности, потому что спрос на уголь не вернулся к прежнему уровню.

«Covid-19 ясно дал понять, что Китай и Индия построили больше, чем им нужно. Еще до кризиса у них были избыточные мощности. Теперь, когда спрос ниже, вы можете видеть, что творится полный бардак», - сказал Карлос Фернандес Альварес, ведущий аналитик угля в Международном энергетическом агентстве.

По словам Альвареса, пандемия наиболее сильно ударила по углю, но эксперт также предупредил, что спад может быть временным, если правительства не будут вкладывать средства в возобновляемые источники энергии, чтобы восстановить экономику после локдауна.

«Мы должны смотреть на это структурно. Если в будущем снова будет высокий спрос на энергоносители, вероятно, нехватку будут восполнять углём», - сказал он.

Хотя никто не ожидает, что уголь исчезнет в ближайшее время, директор Global Energy Monitor Тед Нэйс считает, что баланс изменился навсегда.

«Угольная промышленность определенно переживает спад, и пандемия ускорит этот процесс. Спрос должен вернуться в какой-то степени в следующем году. Но есть очень веский аргумент против того, что всё просто вернётся к прежнему положению дел».


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 20.05.2020

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.