Перейти к основному содержанию
23.06.2022 / 10:06

В немецком Бонне прошла 23-я конференция ООН по изменению климата

В Организации объединенных наций изменение климата называют «определяющей проблемой нашего времени». По мнению ученых, именно оно является основной причиной увеличения количества пандемий, войн, приводит к глобальному голоду и нехватке питьевой воды в современном обществе.

Конференция по изменению климата в Бонне прошла с 6 по 12 июня этого года и стала так называемой "рабочей встречей". Их климатические дипломаты проводят между COP. В нашем случае между проходившим в Глазго COP-26 и COP-27, который пройдет в ноябре в Шарм-эль-Шейхе, Египет.

Это не первая конференция в таком формате – начиная с первой встречи в рамках Рамочной конвенции ООН в Берлине в 1995 году такие мероприятия проводятся периодически. Основная их задача — посмотреть, как реализуются достигнутые на COP соглашения.

 

Что такое СOP?

Кратко напомним, что COP – это встреча сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата. То есть представителей стран, которые эту конвенцию подписали.

Сегодня количество стран-участников конвенции равно 197. Все они признали важность объединить усилия с целью стабилизировать концентрацию парниковых газов в атмосфере на уровне, исключающем опасное антропогенное вмешательство в климатическую систему. В 2000 году к конвенции присоединилась и Беларусь.

Первый COP прошел в 1995 году в Берлине, спустя три года после Саммита Земли, который состоялся в 1992 году в Рио-де-Жанейро. В 1997-м был подписан Киотский протокол, который обозначил основные направления адаптации к изменению климата. Результатом встречи в 2015 году стали знаменитые Парижские соглашения, в которых прописаны определенные обязательства по сокращению эмиссии парниковых газов для стран-подписантов.

Об итогах предыдущего саммита в Глазго Зелёный портал писал ранее. COP-26 прошел c 31 октября по 12 ноября 2021 года и стал наиболее значимым после встречи в Париже событием.

Во-первых, это было первое крупное климатическое мероприятие после пандемии COVID-19. Во-вторых, страны обозначили направления и конкретные механизмы достижению углеродной нейтральности. То есть сведения негативного влияния парниковых газов на изменение климата к нулю.

Также в Глазго были обозначены основные меры, которые государства готовы предпринять, чтобы стабилизировать изменение климата. Предстоящий COP покажет, достигло ли глобальное общество прогресса в своем заявлении.

А вот встречу в 2023 году в Объединенных Арабских Эмиратах многие эксперты считают судьбоносной. На ней станет понятно, удастся ли достигнуть заявленных целей климатической нейтральности и стабилизировать увеличение приземной температуры.

 

Единого решения все еще нет. Страны продолжают обособленно адаптироваться к изменению климата

С целью обновить глобальную климатическую повестку и рассказать о результатах конференции в Бонне эксперты собрались на встрече, которую организовал CAN ВЕКЦА совместно с «Социально-экологическим фондом» (Казахстан). Среди выступавших были Алексей Кокорин, директор программы «климат и энергетика» WWF Россия, а также климатическая журналистка Ангелина Давыдова.

Главная проблема, на которую обратил внимание Алексей Кокорин – в мире все еще нет единой политики достижения климатической нейтральности. Каждая страна определяет свои цели и интересы самостоятельно, а также инструменты, которые она будет использовать для их достижения.

Евросоюз, например, стремится достигнуть климатической нейтральности к 2050 году и уже к 2035 сократить на 55% эмиссию парниковых газов. Для этого в ЕС развиваются возобновляемые источники энергии и вводятся программы по повышению энергоэффективности.

Россия с целями углеродной нейтральности задерживается, обозначив в качестве приемлемого 2060 год. Ставка тут сделана на лесовосстановительные программы, что многими экспертами по адаптации к изменению климата критикуется.

Слишком неустойчивы в современном мире лесные экосистемы, которые страдают и от повышения средней приземной температуры, и от вызванных изменением климата пожаров. Да и основной источник парниковых газов  – углеродное топливо, от которого Россия отказаться не спешит. Впрочем, как и Индия с Китаем.

По мнению экспертов, решением должна стать разработка единой программы по достижению углеродной нейтральности. Если все останется на уровне национальных государств, то шансы у людей невысоки.

Мировая экономика – это грандиозная тяжеловесная структура и изменить ее работу можно только совместными усилиями всего человечества. Такие промежуточные решения, как торговля углеродными квотами, транснациональная сертификация и стандартизация помогают, но не решают проблемы. Тем паче на фоне перехода в стадию конфронтации отношений между Россией и Китаем с одной стороны и Западом с другой.

В результате мы можем получить несколько климатических программ, которые будут работать параллельно, никак не пересекаясь и не взаимодействуя друг с другом. Однако изменение климата – это глобальный вызов, которые не может быть решен в одной части планеты и не решен в другой.

 

Главной проблемой может стать не жара, а отсутствие пресной водой

Как отметил Алексей Кокорин, некогда обозначенная цифра в повышении среднего показателя приземной температуры на 1.5 градуса – это уже пройденный этап. Сегодня климатологи говорят о цели задержать повышение на отметке 2.5 градуса с медленным выходом на показатель в 3 градуса. Изменение климата перешло в реактивную стадию и остановить этот процесс быстро уже будет нельзя. Для некоторых островных государств это означает признание своего фактического исчезновения в скором будущем.

При этом, по мнению эксперта, главной проблемой станет даже не жара, а кризис с доступом к пресной воде. По данным Global Water, Sanitation and Hygiene (WASH) проблемы с доступом к питьевой воде испытывает 2 миллиарда человек. 1.2 миллиарда имеют лишь базовый доступ к питьевой воде. Благодаря международным программам за период с 2015 по 2020 годы 107 миллионов получили доступ к безопасной питьевой воде, а 115 миллионов – доступ к безопасным туалетам.

Однако для глобального решения проблемы этого все еще мало. Изменение климата только усугубит сложности с доступом к безопасной питьевой воде, что приведет к волнам климатической миграции, с которыми мы ещё не сталкивались.

 

Вторжение России в Украину нанесло удар по мировой климатической политике

На это обратила внимание руководительница Русско-немецкого климатического бюро и климатическая журналистка Ангелина Давыдова. В результате военного вторжения и последовавших за ним санкций под вопросом оказалась реализация международных программ по адаптации к изменению климата. Причем речь идет не столько о региональных, сколько именно о глобальных последствиях.

Удар по Украине уже начинают чувствовать по всему свету и, как оно чаще всего бывает, больше всего пострадают наиболее бедные и незащищенные страны.

Также Ангелина Давыдова обратила внимание на то, что под сомнением оказался «Зелёный переход» в экономически развитых странах. Представители Европейский союз, например, несмотря на инвестиции в возобновляемую энергетику и развитие энергоэффективных программ, в условиях отказа от российского углеродного топлива начинают задумываться о развитии инфраструктуры сжиженного газа (LNG) и об атомной энергетике. Что станет еще одним фактором, который негативно повлияет на развитие программ по адаптации к изменению климату.

 

 

Гражданское общество и международные программы как инструменты адаптации к изменению климата

Про значимость роли гражданского общества в решении климатического вопроса говорили и Ангелина Давыдова, и присутствовавшая на встрече координаторка CAN ВЕКЦА Ольга Бойко. Именно в нем формируется запрос и осознание проблемы, которые могут привести к конкретным действиям.

Каждый новый COP только подтверждает это, демонстрируя значимость гражданского форума и даже на конференции в Бонне были представители инициатив. Хотя, к сожалению, из стран нашего региона их оказалось традиционно мало.

Что касается международных программ помощи и адаптации к изменению климата, то все эксперты в один голос говорят, что необходимо увеличить интенсивность их реализации. Иными словами, развитые страны должны выделять еще больше средств и помогать странам, которые являются наиболее климатически уязвимыми.

Причем это обусловлено прагматическим интересом, а не только чувством филантропии или меценатства. Во-первых, климат меняется по всей планете и одна из основных причин – как раз богатство и благосостояние, добытые в XX веке. Во-вторых, именно из бедных стран в более развитые устремятся толпы климатических мигрантов.

И Алексей Кокорин, и Ангелина Давыдова отметили, что несмотря на тридцатилетний дискурс изменения климата, все еще не разработан эффективный механизм решения проблемы. Например, не определены правила международного сотрудничества, нет единой четкой позиции по вопросам достижения целей климатической нейтральности у всех стран участников. Есть сложности и в реализации финансовой помощи. При этом на фоне все более тревожной мировой политической повестки видно, что ситуация только ухудшается.

Однако отчаиваться не стоит. Необходимо продолжать работу, сокращать выбросы, находить способы адаптации и вполне возможно, что у человеческого общества все же есть устойчивое будущее на этой зелёной планете.

Автор:
Листайте дальше, чтобы прочитать следующую новость