Сажайте деревья, а не журналистов

Риски для экономики, или почему с изменением климата нужно бороться сейчас

Если климат продолжит меняться с такой же скоростью, как сейчас, то к периоду 2040-2049 в Беларуси ежегодно будут происходить трехмесячные засухи. Это повлияет не только на природу, но и на экономику. Как повышение температуры изменит нашу жизнь, обсудили на конференции «Климатическая политика: риски и последствия для экономики и финансового сектора».

На конференции много говорили про зарубежный опыт России, Украины и Великобритании. Особенно Туманного Альбиона, который к середине века может получить климат Испании.

Осознавая всю опасность, за последние 30 лет Великобритания снизила выбросы парниковых газов на 44%. В это же время её экономика выросла на 78%. Что подтверждает, что на зелёных технологиях тоже можно делать деньги. Сейчас у страны цель достичь нулевого уровня выбросов к 2050 году.

Правительство Великобритании разработало план по поддержке зелёного восстановления экономики и выделило на него более 5 млрд фунтов. К тому же 12 млрд фунтов государственных инвестиций были собраны для создания и поддержки 250 000 зелёных рабочих мест, которые станут основой восстановления.

 Жаклин Перкинс, Чрезвычайный и Полномочный Посол Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии в Беларуси, подчеркнула:

«Проблема изменения климата требует глобальных ответных мер. Этот вопрос занимает прочную позицию в повестке дня не только экологов, но и политиков, финансистов, бизнесменов и общества в целом. Поэтому Великобритания также взяла на себя обязательства выделить более 11 млрд фунтов на финансирование инициатив по борьбе с глобальным изменением климата во всем мире в течение следующих пяти лет».

 

Риски для экономики

Для финансовой системы есть две группы рисков: физические и риски перехода.

Физические риски возникают из-за неблагоприятных погодных явлений. Из-за изменений климата могут быть бури или ураганы (острая форма) или стабильно повышаться температура, увеличиваться влажность в определённом регионе (хроническая форма).

Как отмечает научный директор Исследовательского центра ИПМ Ирина Точицкая, Беларусь подвержена физическим климатическим рискам.

Согласно оценкам Всемирного банка, ежегодно опасные атмосферные явления приводят к снижению ВВП в стране приблизительно на 0,4%. Кроме этого, 40% ВВП Беларуси производится в секторах, которые зависят от погодных условий – сельское хозяйство, энергетика, лесное хозяйство, ЖКХ и другие.

Наиболее подвержены физическим рискам страны, которые располагаются вблизи экватора. Там ожидается очень плохая ситуация и с водой, и с температурой, и с развитием болезней. Но в той или иной мере эти риски можно будет прочувствовать везде.

Риски перехода тоже касаются нашей страны. Они возникают в процессе адаптации к экономике с низким уровнем выбросов углерода. И самый актуальный из них – углеродный налог Европейского союза, который могут ввести в ближайшие несколько лет. Страны, которые не снижают выбросы, вынуждены будут платить дополнительный налог на ввоз товаров в ЕС. Беларусь пока что находится в списке таких стран.

 

Ничего не поменяется до 2050 года

Катерина Лисенкова, экономистка британского банка NatWest Group, напомнила, как заметно стало теплее в Беларуси за последние 30 лет. И такие же данные показывают другие страны.

На сегодня мировой уровень выбросов СО2 находится в районе 51 Гт /год. Что с этой цифрой будет дальше, зависит от решений, которые будет принимать человечество.

Если мы не будем ничего делать и будем развиваться теми же темпами, как сейчас, то к концу века это приведет к потеплению выше, чем на 4°C, по сравнению с доиндустриальной эпохой.

Но есть сценарии, по которым мы снизим темпы, чтобы температура повысилась не более, чем на 1,5°C  или 2°C.  Эти два сценария предполагают, что к концу века выбросы будут сведены к нулю.

Весь мир уже показал, что готов к этому, подписав Парижское соглашение. 127 стран, на которые приходится 63% выбросов, рассматривают или приняли цель на чистые нулевые выбросы. Великобритания первая прописала эту цель в законе. Но сейчас, спустя шесть лет после Парижского соглашения, видно, что текущих обязательств не достаточно.

Переход на зеленую экономику требует быстрых изменений по нескольким направлениям. Одно из основных – полный отказ от угля. Великобритания, например, в 2023 году перестанет полностью использовать уголь для производства электроэнергии.

Кроме того, нужно ввести запрет на продажу автомобилей с двигателями внутреннего сгорания. Важными направлениями являются улавливание и хранение углерода, низкоуглеродное электричество (ВИЭ и ядерная энергетика), повышение энергоэффективности, использование земельных ресурсов для поглощения углекислого газа и снижения выбросов в сельском хозяйстве.

Во всех этих вопросах есть момент государственного регулирования, которое должно способствовать снижению выбросов. Плюс технологии, которые позволят перейти на новый уровень решения задач.

За последние десять лет стоимость производства солнечной энергии снизилась почти на 90%, а ветровой – на 60%. Во многих странах один ВИЭ стали самими дешёвым источниками энергии в прошлом году.

Остаётся буквально несколько стран, где уголь всё ещё держит свои позиции. К примеру, в Польше самая дешевая энергетика – ветровая. И вопрос в том, какой путь для себя выберет Беларусь.

Катерина Лисенкова считает, что во время перехода к зелёной экономике финансовый сектор будет ключевым. Банки находятся в центре распределения глобальных потоков капитала и определения рисков. С одной стороны, они через инвестиции решают, с какой скоростью будет развиваться то, во что они вкладывают деньги.

С другой стороны, банки, как кредитные организации, являются последним звеном, где аккумулируются все риски, связанные с климатическими изменениями, потому что все их клиенты подвержены рискам. Соответственно, банки должны помогать переходу и одновременно защищать себя.

 

Великобритания впереди

В 2015 году управляющий Банка Англии Марк Карни в своём докладе употребил термин «трагедия горизонта». Он подчеркнул проблему недальновидности управления мировым финансовым потоком с точки зрения экологии.

С тех пор Великобритания начала обращать пристальное внимание на финансовую систему в этом ключе.

Как поясняет экономистка, проблема заключается в том, что у финансового сектора и предприятий часто нет информации, насколько они подвержены климатическим рискам. И тогда организации начали заниматься сбором данных.

В этом году каждый банк проведёт климатическое стресс-тестирование и отчитается регулятору, какие выводы они сделали. Они должны собрать информацию о климатических, экономических, финансовых переменных и смоделировать их влияние на деятельность в течение 30 лет.

«В прошлом году был пересмотр стратегии нашего банка NatWest Group, и мы сформулировали нашу новую миссию, – рассказывает экспертка. – Мы определили, что она стоит на трёх столпах. Один из них – быть ведущим банком Великобритании и Ирландии, который помогает решать климатические проблемы. Мы взяли на себя обязательства как минимум вдвое снизить финансируемые расходы к 2030 году. Поясню: наши клиенты, которым мы даем кредиты, своей деятельностью производят выбросы. И в течение будущих годов мы будем считать, какая доля выбросов предприятия идёт за наш счёт».


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 24.03.2021

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.