Перейти к основному содержанию
29.12.2021 / 10:12

Что происходит и на что рассчитывать во времена изменения климата.


 

Каждый текст имеет какую-нибудь цель. Некоторые отдаляют нас от реальности в фантастические миры, некоторые рассказывают о (не)известных проблемах, некоторые предлагают решения. 

Под Новый год хочется укутаться во что-то волшебное и забыться. Но важно также говориться о том, что произошло, и о том, что происходит. О всех тех вопросах, которые нам надо будет решать, начиная с января.

Так что, если хотите, можете прочитать эту статью после Нового года. Или же найти в себе силы ярко отпраздновать, не забываясь и не забывая.

Возникает ощущение, что каждый новый год становится немного тяжелее. Говорить о том, что все станет проще и лучше в самом ближайшем будущем, как-то наивно. Однако и депрессивно-апокалиптические настроения разводить нет никаких оснований. За историю нашей цивилизации люди переживали куда более катастрофические времена, и каждый раз, проходя испытания, становились умнее, добрее и сильнее.

 

Все это очень сильно отрезвляет

Климатологи и экологи, когда слышат крики про «конец света», только пожимают плечами. О кризисе они говорят уже давно и не советуют рассчитывать на скорые улучшения. 

Чтобы не стало хуже, надо работать каждый день — решения есть, однако не хватает единой воли глобального человеческого общества. Подтвердил это и COP-26, о котором немного поговорим в этой статье отдельно.

Можно сказать, что последние пару лет проходят под знаком «осознания». Словно человечество в целом и отдельные общества в частности долгое время спали и вдруг проснулись, увидели, что происходит вокруг. 

Оказывается, существуют эпидемии. И хотя COVID-19 является одной из наиболее быстро распространяющихся по планете пандемий, вовсе не значит, что мы до этого находились в безопасности. По данным ВОЗ, от туберкулёза в 2020 году умерло 1,5 миллиона человек. От COVID-19 по данным на 31 декабря 2020 года — 1,813 миллиона.

Или другой пример — энергетический кризис. «Вдруг» мы узнаем, что с углеродным топливом есть проблемы, от него желательно отказаться, начинаются активные движения по нахождению альтернатив. Однако энергетические кризисы для общества — это нормальное явление. Один из самых масштабных произошел в 1973 году, когда арабские страны встали «в клинч» с западными. Причем тогда у этого кризиса не было никакой подоплеки, кроме банального неумения и нежелания людей договариваться. 

Нынешний энергетический кризис имеет более благородные основания — люди наконец решили попробовать избавиться от «углеродной зависимости». Для человечества это как бросить курить, употреблять стимуляторы или отказаться от сладкого. Будет не просто. Могут быть и срывы, но надо стараться. Цель все же великая — спасти мир.

Наиболее болезненное пробуждение начало происходить в тех странах, которые увидели внутренние системные противоречия. Они зрели много лет, но особо остро обозначились в последние годы. Уже стало невозможно скрывать симптомы.

Там, где вместо решения внутренних вопросов продолжается дисциплинарное подавление, запихивание проблемы глубже, вырезание и удаление всего, что может об этой проблеме напомнить — там сосредоточена наибольшая опасность. Все это похоже на попытку вернуть в сон, в состоянии наркоза. Забыть о существующих сложностях. 

История учит, что второй раз пробуждение уже происходит не в доме, который только начал гореть и его еще можно потушить. А уже посреди постели, объятой пламенем. В таких странах правители и общество проснутся уже в состоянии шока, сильной боли и полного непонимания: «А где же выход?»

 

Изменение климата остается ключевой проблемой всего человечества

Об этом много говорили на прошедшем в Глазго саммите Рамочной конвенции ООН об изменении климата (COP-26). Правда, больше говорили, чем договаривались. И у этого есть несколько причин, которые сводятся к той самой треклятой проблеме человечества — невозможности и нежелании действовать сообща.

Против резкого отказа от углеродного топлива выступают активно развивающиеся страны Востока. И нет, это не Россия. Речь идет о Китае и Индии. 

Причем «Поднебесная», которая к 2030 году может стать самой развитой экономикой мира, разрабатывает свою собственную климатическую стратегию. Индия также активно развивается в соответствии с западной моделью представления о благополучии. 

В принципе, упрек от этих стран может быть выражен следующим образом: они уже близки к тому, чтобы насладиться обществом потребления, про которое так много рассказывали, но для этого надо немного нарастить производство. «Вы хотите забрать «капиталистическую мечту» и предлагаете опять затянуть пояса? Не выйдет». 

Можно сказать, что именно по этой причине Китай и Индия заблокировали первый документ по снижению добычи угля.

Вспоминая COP-26, тем не менее можно найти общие места, которые удовлетворили если не всех, то большинство. Например, «Декларация о прекращении вырубки лесов к 2030 году». Некоторые страны, такие, например, как Россия, построили даже климатическую политику на лесовосстановлении. Подписали Декларацию и Бразилия с Индонезией, чьи экономики построены на лесозаготовке. Присоединились к ней в этом году Никарагуа, Туркменистан, Сингапур и даже Святой престол (Ватикан).

Однако и тут нашлись государства, которые по каким-то причинам решили не идти навстречу международным договоренностям. Больше всех удивили Индия, Мексика, Саудовская Аравия и Южная Африка, которые не подписали декларацию. 

Загадочной оказалась позиция Беларуси. Она отразила всю специфическую и далекую от реальности риторику, которую продолжают тиражировать в Республике. 

Так, выступая на COP-26 чрезвычайный и полномочный посол Республики Беларусь в Соединенном Королевстве Великобритания и Северной Ирландии Максим Ермолович поддержал идею декларации. Сайт Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь написал, что «Беларусь присоединилась к Декларации Глазго по лесам и землепользованию», но … никакой декларации Беларусь не подписала, в официальном списке стран, выступивших за остановку обезлесивания, нас нет. 

Фото - Минприроды
Фото - Минприроды

Вообще в словах Ермоловича было очень много заявлений, которые расходятся с реальностью. Например, о том, что доля ВИЭ в энергетике страны превышает 9%. Что полностью противоречит официальным цифрами, которые были озвучены на пресс-конференции «О состоянии и перспективах развития возобновляемых источников энергии в Беларуси». Тогда заместитель директора Департамента по энергоэффективности Государственного комитета по стандартизации Леонид Полещук завил, что возобновляемую энергию планируют развивать и к 2025 году это позволит повысить долю ВИЭ до 8%. Отсюда можно сделать вывод, что сегодня показатель еще ниже.

Нервный тик у экологов вызвало и заявление Ермоловича о том, что ввод в эксплуатацию БелАЭС позволил снизить на 8% выбросы парниковых газов. Ну а фраза: «Забота о лесе – это не только государственная политика, но и давно сложившаяся культурная традиция белорусов. Ежегодно жители нашей страны собственноручно высаживают миллион деревьев», отозвалась и болью, и ужасом в сознании простых граждан. В ней отразился весь тот сон-кошмар, в который государство продолжает погружаться и затягивать за собой людей. 

Фото - Еврорадио
Фото - Еврорадио

 

В этом году мы увидели еще больше последствий изменения климата

Про погодные аномалии мы уже привыкли слышать чуть ли не каждый год. 2021 не стал исключением. Лето вновь оказалось непростым, температуры скакали как в состоянии припадка. Так, если 1 июня в Минске и 25 августа в Езерищах были зафиксированы аномальные +1, то 23 июня на станции Октябрь температура поднималась до +37.1 градусов по Цельсию. Такие максимумы уже опасны для жизни человека.

Оказывается лето было жарким – от 7 до 32 дней с температурой +30 и выше при норме 1-6 дней. Хотя вспоминаются и достаточно холодная весна, и капризный август. В общем, природу продолжает лихорадить и если подобные канадским волны жара пока в Беларуси не происходят, то ливневые бомбы уже становятся обычным явлением. 

Однако столкнулась в этом году Беларусь и с другими последствиями изменения климата. Речь идет о миграции. И да, в Беларусь мигранты попали не без помощи действующей власти, однако свои родные территории они покинули во многом именно из-за изменения климата.

По мнению Джамала Сагхира, профессора Международного развития института МакГилла, изменение климата является ключевой причиной роста миграции и на сегодня главной проблемой человечества. Существующие институты администрирования не справляются с ростом населения и уменьшением ресурсов, деградацией сельскохозяйственных земель. Как следствие, разворачиваются войны, начинается миграция, люди устремляются в места, где они надеются найти спасение.

Не является исключением и Сирия. За последние сорок лет страна пережила три крупнейшие засухи. Причем последняя длилась с 2006 по 2010 год, став беспрецедентным событием за последние 900 лет. В результате этой засухи значительно пострадала восточная часть Сирии, погибло около 85% поголовья скота, 800 тысяч человек вынуждены были покинуть свои родные места. В марте 2011 года в стране вспыхнули протесты, которые и переросли в гражданское противостояние в регионе.

При большинстве других социальных потрясений, как, например, в случае с Гаити, изменение климата и природные катастрофы создают ситуации, с которыми не справляются местные власти и международное сообщество. В результате люди вынуждены отправляться на поиски более счастливой жизни.

Так, например, турбулентность рынка производителей кофе, сопряженная с изменением климата и деградацией земель, особенно сильно ударила по фермерам Центральной и Южной Америки. Начиная с 2011 года это заставляет их перебираться в города, а оттуда отправляться на поиски лучшей жизни в США. 

 

Кто спасет мир и решит все эти проблемы?

По идее этим должны заниматься политики в сотрудничестве с экологами. Однако в Беларуси в 2021 году были ликвидированы практически все экологические объединения, эксперты и активисты вынуждены были уехать из страны. 

Заявлять о своей позиции становится небезопасно, поднимать и артикулировать вопросы экологической повестки и изменения климата также. Люди либо удаляются из контекста, либо стараются подбирать риторику, быть осторожны. 

Однако так не работает. Об изменении климата надо говорить громко, доходчиво, зачастую жёстко и без оглядки. 

Если не говорить об этом, не разрабатывать и не тестировать различные механизмы противостояния и адаптации к данному процессу, то мы фактически лишаем себя будущего. Это как продолжать лежать в кровати, когда вокруг тебя пожар. Нелепо будет потом жаловаться на то, что качество жизни ухудшилось, кризисы стали разворачиваться один за другим, мир превратилась в ад.

Так что же делать? Главное — не закрывать глаза на проблему. Повышая экологическую сознательность, мы находим решения, которые помогают нам изменить свою жизнь и таким образом изменить общество. 

Сегодня существует множество моделей поведения, так что выбрать можно ту, которая больше соответствует вашей жизненной позиции. Главное не останавливаться, продолжать развиваться и таким образом менять отношение к экологии в обществе. Тем более что сегодня вопросы окружающей среды являются тем общим местом, которое признают все правительства, культурные сообщества, религии. 

Некоторые модели более эффективны, некоторые менее. Радикальные борцы с изменением климата могут назвать даже вашу позицию «экологической индульгенцией». Однако если вы не остановитесь и будете шаг за шагом действовать, то самая «радикальная риторика» окажется бесполезной. Так что начинайте с малого и добавляйте. Поверьте, это увлекает и наделяет жизнь смыслом. 

Так что выбирайте, «как» вы будете спасать планету и начинайте. Настало время каждому из нас стать немного суперменом и супервумен.

 

Автор:
Фотограф:
Pixabay.com
Листайте дальше, чтобы прочитать следующую новость