Перейти к основному содержанию
07.11.2021 / 18:11

Какая технология заменит уголь в генерации энергии и что будет с шахтерскими регионами.

К 2035 году Украина планирует отказаться от угольной энергетики. Об этом на COP-26 заявила министр окружающей среды Ирина Ставчук. Вопрос в том, что заменит уголь — возобновляемые источники или атомная генерация. 

Как рассказал Зелёному порталу руководитель отдела энергетики Центра экологических инициатив Экодия Константин Криницкий, сегодня 30 % всей добываемой энергии в стране — это уголь, около 50-55 % — атом, 11-12 % — возобновляемые источники энергии (ВИЭ) (без учета добываемых на больших гидроэлектростанциях — около 7,3 %), остальное — газ.

Константин Криницкий
Константин Криницкий

Как показали исследования, проведенные Институтом экономики и прогнозирования Украины при поддержке фонда Бёлля, к 2050 году в Украине реально получать до 91 % из ВИЭ. Однако пока у атомной энергетики достаточно сильное лобби, которое доминирует. Спор между этими двумя технологиями определит как энергетическое, так и экологическое будущее страны.

 

Угольная генерация уходит в прошлое

«Отказ от угольной промышленности — это вопрос времени. Это не вопрос "будет или не будет". Это вопрос "когда", — говорит Константин. За последние 17 лет в Украине было закрыто 68 предприятий, сегодня в стране осталось 33 шахты, принадлежащие государству. Ежегодно на поддержу угольной промышленности выделяется около 5 миллиардов гривен в год. При этом 80% сжигаемого в Украине угля добывается частной компанией ДТЭК, владельцем которой является Ренат Ахметов. Компания, кстати, таже взяла на себя обязательства стать углеродно нейтральной к 2040 году.

То, что уголь является «грязным» источником энергии, признают сегодня по всему миру. На COP-26 более 40 стран сделали заявления по ограничению угольной политики. Даже Польша, известная своей консервативной позицией по вопросу, заявила о готовности поэтапного отказа от данного типа генерации.

Во многом это обусловлено тем, что уголь считается всё более «токсичным» как с экологической, так и с политической точек зрения. Из-за этого теряется и экономическая выгода его использования. Та же Польша обязана Европейским судом платить 500 тысяч ежедневного штрафа за свой отказ закрывать угольные шахты на границе с Чехией. Не признавать изменения климата и влияние на него углеродного топлива сегодня политики не рискуют. Это то «общее место», которым обеспокоены и Китай, и Евросоюз, и США, и Россия.

С другой стороны, говорить об отказе от угольной энергетики — это удобное обещание. Современные технологии позволяют заменить тяжеловесную и неэкологичную угольную промышленность. Инвестируют в них и энергетические компании, которые сегодня дожимают уголь. Не является исключение и ДТЭК.

Так что дни угольной энергетики по всему миру, от Чили до Вьетнама, сочтены. Однако закрытие шахты остается серьезной проблемой. В большей степени социальной и экологической, нежели энергетической.

 

Справедливая трансформация. Как поддержать шахтерские регионы

Основная причина, по которой угольная промышленность субсидируется — это зависимость городов угольных регионов от работы шахт. Моногорода, построенные специально на месте разработок, бюджет и жизнь которых напрямую зависит от угледобывающих предприятий, находятся в Украине в Донецкой, Луганской, Львовской, Волынской и Днепропетровской областях.

Всего в стране около 60 моногородков, при этом из 33 угольных шахт рентабельными остаются лишь четыре. Цена добычи одной тонны угля за последние четыре года увеличилась почти в два раза, с 96 до 166 долларов США. И с учетом углеродных налогов будет расти в геометрической прогрессии.

Тем не менее просто так отказаться от добычи угля нельзя. И дело не столько в энергетической безопасности и независимости. Занять нишу угольного топлива, как мы покажем далее, сегодня готовы две конкурирующие технологии. Речь идет о социальном аспекте, о жизни сообществ, существование которых организовано вокруг угольной промышленности.

После закрытия шахт моногорода могут превратиться в депрессивные регионы, из которых начнется отток людей. 

Чтобы этого не произошло, необходимо реализовать программы справедливой трансформации.

Константин Криницкий приводит в пример небольшой шахтерский поселок, который находится рядом с Лисичанском, Луганская область. До закрытия угольной шахты тут проживало около 3000 человек. В 2005 году по вертикали из Киева пришло постановление о закрытии производства без каких-либо альтернативных предложений по развитию городка. В результате за несколько лет население сократилось в десять раз до 300 человек. Закрылись местная больница, детский сад, школа. Остались магазин и библиотека. Последняя – лишь благодаря активной позиции библиотекарки, которая отказалась уезжать.

«Такие истории случаются не потому, что закрывают шахты, – отмечает Константин. – А потому, что нет рабочих проектов по справедливой трансформации. Как когда-то людей привезли в это место добывать уголь, так и бросили, когда добыча стала невыгодной».

Пока успешных примеров по социальной защите угольных регионов в Украине нет, но работа над подобными проектами идет. Так, совместно с немецкой общественной организацией Germanwatch и луганским правозащитным центром «Альтернатива», Центр экологических инициатив Экодия с 2018 года реализует проект по справедливой трансформации, который инициировал создание в 2019 году Платформы устойчивого развития угольных регионов Донецкой области (Платформи сталого розвитку вугільних міст Донецької області). При поддержке общественных объединений шесть местных сообществ (громад) объединилось, чтобы самостоятельно разрабатывать стратегию перехода к «жизни после угля». Сегодня их количество увеличилось до девяти. 

Такая низовая демократия (grassroots democracy) является эффективным способом найти рабочее решение возникающих проблем, так как представляет интересы людей, на помощь которым и ориентирован проект. Конечно, хорошо, когда она поддерживается национальными программами. Это позволит мультиплицировать опыт в случае успеха. В Украине такими законодательными основаниями могут стать программа Реформирования угольной промышленности до 2026 года, которую разрабатывает Министерство энергетики, и концепция Государственной целевой программы справедливой трансформации угольных регионов до 2030 года, предложенная Министерством регионального развития.

Важно отметить, что справедливая трансформация предполагает решение не только социальных, но и экологических вопросов. После закрытия шахт остается много проблем, которые ранее оставались незаметными. Например, необходимо найти применение шахтной воде, которая постоянно должна откачиваться. При очистке ее можно использовать как для сельского хозяйства и бытовых нужд, так и для включения в систему отопления.

Интересно, что вопрос энергетики для регионов, полностью зависящих от угля, становится особо острым в случае отказа от ископаемого топлива. Использование новых технологических решений, основанных на ВИЭ, может вывести их на передовые позиции, сделать привлекательными с точки зрения инвестиций, превратив из депрессивных и «загрязненных» в перспективные и углероднонейтральные.

Удачное развитие социальных и экономических программ, которые бы вывели шахтерские поселки из замкнутого мира моногородов, позволит сохранить жизнь в сообществах. Поэтому, по мнению эксперта, важно вкладываться в развитие образовательных проектов, диверсифицировать экономику, находить применение для терриконов, образовавшихся после выработки породы отвалов.

Вариантов развития много. Это могут быть туристические проекты, подобно польскому Катовице или немецкому Цольферайн, который еще в середине восьмидесятых был рабочей шахтой, а сегодня уже включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. С другой стороны, посредством установления налоговых льгот можно привлекать малый и средний бизнес. Можно создать условия для развития IT-компаний, которые получат возможность создавать местные «кремниевые долины».

Цольферайн
Цольферайн

Во время нашего разговора Константин Криницкий отметил, что для успешного развития проектов по справедливой трансформации очень важно знать дату отказа от угля в Украине. Когда готовилась статья, эта дата была названа — 2035 год. Так что теперь уже точно эпоха угольной промышленности в Украине завершается. В ближайшие десять лет надо будет определиться, что придет ей на смену.

 

ВИЭ или атом. Какая энергетика заменит уголь?

Экологические организации, конечно же, выступают за развитие возобновляемой энергетики, потенциал которой в Украине по-прежнему не реализован. Как рассказал Константин, у отдела энергетики Центра экологических инициатив Экодия есть четыре направления/кампании:

  • отказ от угля и справедливая трансформация угольных регионов;
  • развитие энергоэффективности;
  • достижение показателя в 100% получения энергии из ВИЭ к 2050 году;
  • отказ от атомной генерации.

Вопрос атомной энергетики является более сложным, чем угольной. Однозначной позиции по нему нет. Как уже говорилось в тексте, около 50 % мощностей в Украине — это «атомка», у этого направления есть свое политическое лобби, которое апеллирует как к энергетической независимости, так и к дешевизне и «экологичности» современной атомной энергетики.

По мнению Константина Криницкого, говорить о современности АЭС в Украине нельзя. Из 15 блоков 12 уже истощились, то есть завершен их тридцатилетний проектный ресурс. Само использование блоков становится небезопасным и все более дорогим. Уже вчера надо было искать средства на модернизацию и консервацию АЭС, но кто, где и когда будет инвестировать в атомную энергетику — вопрос открытый. Время от времени появляются новости о том, что подписываются меморандумы то с корейскими, то с американскими компаниями на строительство новых блоков, но пока никаких конкретных действий не предпринимается. Так, около тридцати лет безрезультатно обсуждается строительство 3 и 4 блока на Хмельницкой АЭС.

Как отмечает эксперт, дешевизна и выгодность атомной энергетики переоценены. В расчетах зачастую не учитываются вопросы захоронения топлива, декомиссии блоков после выработки их проектных мощностей. Рассматривается только краткосрочная выгода. Сложно говорить и о независимости. Развитие атомной энергетики наоборот связывает страну с иностранными компаниями, специалистами, которые занимаются строительством и эксплуатацией АЭС, ограничивает инвестиции со стороны тех международных организаций, которые поддерживают зелёный энергетический переход.

Исследования показали, что переход к ВИЭ к 2050 году реален. Уже к 2030 году эта генерация позволит заменить угольную, а в перспективе — и отказаться от атомной. Конечно, это предполагает крупные инвестиции в том числе в модернизацию и повышение энергоэффективности всей системы. Необходимо будет развивать накапливающие мощности (батареи), которые избавят от сезонной зависимости ВИЭ.

Возобновляемая энергия значит большие вложения капитала сегодня, однако в перспективе это позволит сократить расходы. С экологически дружественными проектами зачастую так: ты тратишь силы и ресурсы сейчас, но с расчётом облегчить нагрузку в будущем. Такой подход  все более популярен во всем мире, не только в странах Евросоюза. Это означает, что можно будет получить дополнительные дотации, снизив нагрузку на бюджет.

Сегодня в Украине происходит оптимизация политики поддержки ВИЭ. Это предполагает отказ от постоянного зелёного тарифа и переход к аукционной модели. Однако пока этого не произошло. Как следствие, интерес к генерации из возобновляемых источников у населения несколько снизился. Кроме того, сформировалось представление, что наибольшую выгоду от зелёного тарифа получили олигархи и крупные игроки, та же компания ДТЭК.

По мнению Константина Криницкого, охлаждение интереса к ВИЭ со стороны производителей/потребителей электроэнергии во многом основано на нехватке информации. Так, исследования 2020 года показали, что реализация зелёного тарифа создала конкурентную среду, в которой было представлено наибольшее количество инвесторов самого разного формата. Ни угольная, ни атомная энергетика не могут похвастаться подобной демократичностью. Кроме того, в Украине есть очень удачные проекты по ВИЭ-генерации. Например, энергетический кооператив «Сонечно місте», который символично располагается в городе атомщиков Славутиче. Вопрос только в том, как их мультиплицировать, реализовать в других местах. Например, в бывших шахтерских регионах.

Потенциал ВИЭ-генерации в Украине большой, и за последние годы в этом направлении сделаны определенные шаги. Сегодня важно развивать удачный опыт, закрепить на законодательном уровне переход к зелёной энергетики. Выбор этот в первую очередь стратегический. Все зависит от того, когда мы хотим решить вопрос. Можно сказать, что атомная энергетика — это всегда отложенные проблемы (декомиссия, захоронение отходов, экологическая небезопасность). ВИЭ — это большие вложения сил и ресурсов в решения сегодня, которые позволят снять нагрузку в вопросе энергетики с будущих поколений.     

Автор:
Листайте дальше, чтобы прочитать следующую новость