Сажайте деревья, а не журналистов

«Понятно, что деревья обрезают, когда они мешают». Научный сотрудник Ботанического сада — о кронировании

В прошлом году в силу вступили Правила, которые регулируют обрезку деревьев, и теперь кажется, что аллей «столбов» под окнами быть не должно. Но так ли все просто? Способен ли обычный человек понять, когда проводится необоснованная обрезка? Разбираемся с экспертами.

18.05.2021 Экалогія горада Крыніца: Экодом

Зачем вообще обрезать деревья? Росли бы…

Как показывает статистика, проблема обрезки деревьев — одна из самых насущных у городских активистов. Люди не понимают: неужели неэстетичное «обезглавливание» действительно приносит пользу дереву? А кто немного разбирается в ботанике или садоводстве, знает, что такая обрезка, наоборот, вредит деревьям: лишает питательных веществ, приводит к загниванию крупных спилов. Так зачем это все?

Согласно Правилам, существует три вида обрезки: формовочная, санитарная и омолаживающая. И если с первыми двумя ситуация более-менее ясна, то на счет третьей возникают вопросы. «Дерево вообще омолодить нельзя», — считает «Городской лесничий» Игорь Корзун. Словом «омолаживающая» называют любую радикальную обрезку, когда удаляется большая часть кроны, но по факту производится топпинг, который даже по Правилам запрещен.

Верхушки лип после кронирования. Обрезке около года

— Понятно, что деревья обрезают или убирают, когда они мешают линиям электропередач или другим коммуникациям, — отмечает Михаил Рудевич, старший научный сотрудник лаборатории интродукции древесных растений Центрального ботанического сада НАН Беларуси.

— Хотя в Европе распространена практика, когда именно провода прокладывают иначе, а траншею роют без откосов, что дает возможность не удалять растение в метре от выемки. Дерево может быть в аварийном состоянии, загораживать дорожные знаки, мешать пропуску солнечного света или росту и развитию более ценных растений. Причин для проведения обрезки много, и корректно оценить ее необходимость и способ может только специалист.

 

«Любая рана для дерева, как и для человека, — это проблема»

— Обрезка для дерева — это нанесение ранений, — подчеркивает Михаил Рудевич. —  А за ранами следует ухаживать, обрабатывать специальными дезинфицирующими растворами и  гидроизолирующими составами. У нас, к сожалению, это делают не всегда или используют нестойкие материалы.

Поэтому спилы не успевают затянуться, а древесина внутри них поражается патогенными грибами. Через некоторое время в местах таких поражений образуются дупла, всё глубже уходящие внутрь ствола. В результате стволы становятся менее прочными, могут сломаться в этих местах под воздействием ветра или других экстремальных нагрузок. То же касается отрастающих ветвей.

Спил, который не зарос

Липа и ива терпимо относятся даже к радикальной обрезке, но ухаживать за отрастающими побегами тоже нужно, объясняет Рудевич. Если же неаккуратно удалить сук, верхушку у клена или каштана, повредятся большие участки коры, в этих местах погибнет камбий и пеньки никогда не зарастут. 

 

Почему кронирование — худший «уход» за деревом?

Как объясняет Михаил Рудевич, у любого здорового дерева количество зеленой массы соответствует определенному количеству корневой: они сбалансированы.

Поэтому когда оно лишается большей части кроны, то пытается восстановить баланс: сучья и ветви начинают расти сверхбыстрыми темпами. Новые побеги слабо прикреплены к стволу, и когда отрастают, легко отламываются под собственной тяжестью, уходят вниз, провисают.  Получается, что через несколько лет дерево достигнет тех же размеров, что до обрезки, только может прийти в аварийное состояние. Возможно, ему снова «назначат» кронирование или даже удаление. 

Провисающие ветви — результат неграмотной обрезки

Любая радикальная обрезка — это плохо, и чем более она глубокая, тем более серьезные ранения наносятся. Чем более толстые сучья срезают, тем с большей вероятностью спилы начнут гнить, если за ними не ухаживать. А когда дерево гниет, оно становится опасным, и времени посвящать ему следует еще больше.

 

Главная проблема зеленых насаждений в Беларуси — глобально неправильный подход

В Беларуси страдает не только техника обрезки, но и культура выращивания деревьев в целом. Обрезку нельзя рассматривать отдельно от понятия «уход», включающего полив, подкормку, формирование кроны и т.д. Ухаживать за деревом нужно с молодого возраста: в школьном отделении питомника правильно формировать ствол и крону, периодически подрезать корни, рассаживать саженцы. У нас пересаживают редко, поэтому при выкопке обрезают основную массу корней. Высаженные в городе деревья мучаются от нехватки питания, плюс посадочную яму заполняют недостаточно плодородным грунтом. В итоге неграмотного, несбалансированного ухода растения получаются огромные, загораживают знаки, затеняют помещения, рискуют быть поваленными. Этих проблем можно было бы избежать, если б для посадки использовали более низкорослые виды деревьев с компактно сформированными кронами.

Обрезка, которая делается сейчас — это попытки исправления ошибок прошлого. Требующих ухода насаждений в городах слишком много, так что лучше сосредоточиться на уходе с самого начала — и времени на обрезку понадобилось бы куда меньше. Сейчас каждому большому  дереву необходимо посвящать 2—3 часа, но у производственников нет такой техники и ресурсов. Касательно возрастных деревьев, больше внимания следует уделить санитарной обрезке. Топпинг действительно могут «приписать» из-за отмирания кроны, но и это происходит из-за пагубных действий человека, некомпетентного ухода и, вполне возможно, топпинга в прошлом.

— Пока не будет решен вопрос кадровой политики, — считает Игорь Корзун, — лицензирования деятельности, форм собственности такого рода организаций, чтобы контролировать финансовую деятельность и предотвращать неэффективное распределение бюджетных средств, глобально не изменится ничего. Необходимо создать внятный регистр специальностей, а то сейчас, чтобы стать специалистом по обрезке, человеку приходится изворачиваться самому.

 

Можно ли человеку без специального образования понять, что производится «вредная» обрезка?

Ситуация, которая ужаснула многих — обезглавленные тополя на улице Пулихова в Минске. Казалось бы, такое ничем нельзя оправдать, но Михаил Рудевич считает, что сходу указать причину обрезки сложно. Возможно, падение сучьев тополей создавало угрозу для посетителей детской площадки. Тут, опять же, разберется только специалист.

Вопрос сложный также и с березами. Их не рекомендуется обрезать в принципе, но это ветровальная порода, и если, например, построить рядом с ней высотку, то из-за изменения потоков ветра она рискует упасть. Чтобы этого не произошло, придется уменьшить крону, возможно, даже радикально.

Топпинг сможет узнать абсолютно любой человек: когда удаляется большая часть сучьев или крона целиком — это он. Можете быть уверены, что топпинг — излишняя мера, но это должны доказывать специалисты, которых у нас не хватает.  Поэтому заметив такие работы, обратите внимание на нюансы, которые доказать может и не специалист: оградительные ленты, название организации, документы, гнезда. Так есть шанс не только уберечь дерево от увечий, но и показать, что проблема волнует общественность.

 

Правила — это помощь или отписка?

— Конечно, помощь, — считает Михаил Рудевич. — По крайней мере, теперь есть документ, на базе которого можно предъявлять требования, и никакого больше «понимаю, как хочу». Однако сейчас в них недостаточно тщательно прописаны нюансы. «Не производить топпинг» — это одно, «карается по закону» — совсем другое. Существует Положение Минприроды, согласно которому назначают штрафы за «повреждение не до степени прекращения роста деревьев, кустарников в населенных пунктах». Вот его неплохо было бы связать с правилами — в эту сторону двигаться. Но сначала — выучить специалистов, которые могли бы доказать, что именно неправильная обрезка привела к гибели.

— В Правилах никак не прописаны инструменты контроля, — согласен Игорь Корзун. — Ни контролирующего органа, ни ответственности. Формализовать деятельность по обрезке помогли бы документы: акт осмотра обстоятельств (параметры, состояние дерева, болезни), на основании которого оформляется наряд-заказ, и акт приемки выполненных работ. Составлять документ, описывать повреждения ствола, помечать сухие ветви должен только компетентный человек: главный инженер ЖКХ не подойдет. В таком случае факт нарушения выявить намного проще, ведь под документами стоят подписи конкретных ответственных людей.

Компетентно оценить состояние объектов растительного мира могут профильные специалисты Центрального ботанического сада и Института экспериментальной ботаники НАН Беларуси. Обратиться за экспертизой, в том числе выявить необходимость обрезки или другого ухода, на платной основе может любое физическое или юридическое лицо.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 18.05.2021

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.