Перейти к основному содержанию
26.01.2022 / 08:01

Как поменялся план по управлению Ольманскими болотами?

Будут новые дороги, но с ОВОС, новые стоянки для сборщиков клюквы, но в строго отведённых местах, а главное – охоту на волка частично запретят!

До конца января проходят общественные обсуждения по плану управления заказником республиканского значения «Ольманские болота».

Зелёный портал разбирается в том, какие изменения будут предложены и чего ожидать от администрации заказника в ближайшие годы. Спойлер: всё не так хорошо, как хотелось бы, но лучше, чем могло бы быть.

Изначально план управления был нацелен на то, что он будет трансграничным вместе с украинской стороной Переброды. Но такой процедуры – совместного утверждения с украинской стороной трансграничного плана управления – у нас нет.

Есть и вторая сложность – в Украине нет прямого определения плана управления. В итоге создали план управления отдельно Ольманскими болотами, и к нему – отдельные мероприятия трансграничного характера. Кроме того, в феврале заказник «Ольманские болта» был  преобразован и его площадь увеличилась фактически на 10000 га. Поэтому план управления требовал актуализации. Что в этом плане предусматривается?

 

План на 40 лет, с проверкой каждые 5-10 лет

Зелёный портал связался с Ольгой (имя изменено) – эксперткой в области особо охраняемых природных территорий с многолетним опытом. Ольга принимает активное участие в общественных обсуждениях и вместе с природоохранной организацией пытается влиять на процесс принятия решений.

«Обычно план управления разрабатывается на 5-10 лет, что разумно: этот период позволяет оценить эффективность мероприятий и уровень снижения выявленных угроз.

К сожалению, принятые ранее планы управления ООПТ не всегда выполнялись в полном объеме. Не было процедуры мониторинга их реализации и, кроме того, планы управления не являлись обязательными к выполнению и носили скорее рекомендательный характер. Средства на реализацию планов управления, соответственно, выделялись по остаточному принципу.  В 2018 году приняли новую редакцию Закона «Об особо охраняемых природных территориях», который определил, как раз обязательность выполнения планов управления.

Теперь у органов и учреждений, осуществляющих управление заказниками, нет возможности затягивать реализацию мероприятий или не выполнять их, ссылаясь на разные причины, в том числе отсутствие финансирования», – рассказывает Ольга.

 

Самая большая проблема Ольман пожары

Самая главная проблема на Ольманах, чем всегда оправдываются лесники, это пожары. Этим они аргументируют строительство дорог: надо тушить пожары, территория труднодоступна.

Но природоохранники придерживается мнения, что строительство дорог никак не влечёт за собой сокращение пожаров, а порой даже увеличивает их число, поскольку территория становится более доступной. Строительство дорог – это борьба уже с последствиями. Тогда как правильно руководствоваться тем, что лучше заболачивать территории, то есть лечить не болезнь, а устранять причину. Кстати, Министерство лесного хозяйства с такой точкой зрения согласны, но не совсем.

«Для них приоритет - хозяйственная деятельность. Природоохранники и хозяйственники разговаривают немного на разных языках. Они не против заболачивания и соглашаются с тем, что это важно. Но все-таки между дорогой и заболачиванием они всегда выбирают дорогу. Хотя обводненные территории сами по себе очень эффективно предотвращают пожары и позволяют очень сильно снизить затраты на борьбу с ними», - рассказывает Ольга.

 

«Если вы хотите лесные дороги, то вы получите их только с ОВОС»

В нашем законодательстве нет такого понятия, как «зона ядра» – центральная и важная зона в заказнике, где режим сохранения невмешательства должен соблюдаться строже. Строить дороги в таком месте нельзя, хотя на практике выходит, что можно. Во всяком случае законодательство этому не препятствует. Поэтому руководство заказника активно выступает за постройку новых дорог.

«Нашим законодательством не предусмотрено выделение ядра заказника, тем не менее, на части его территории действует более строгий охранный режим. Это учитывалось при планировании строительства дорог. Полностью исключить его из плана управления не получилось, однако мы постарались, чтобы аспект сохранения биоразнообразия при этом был максимально учтен», – говорит Ольга.

У организаций были длительные переговоры, это был сложный процесс, где пытались максимально уравновесить все требования, и при этом найти консенсус. Лесники выступали за строительство гатей и при этом настаивали на том, что гати не являются полноценными лесными дорогами и ОВОС не требуется.

В итоге пришли к решению: «Если и строить лесные дороги или гати, то только с обязательной процедурой ОВОС (Оценка воздействия на окружающую среду)».

Разумеется, это не шантаж, а действия в рамках законодательства. При этом, такой подход дает возможность обсудить каждый отдельный объект на общественных слушаниях, провести общественную экологическую экспертизу и даже отказаться от строительства. 

 

Сборщики клюквы остаются, но с нюансами

Ещё важный момент – на Ольманы ездят собирать клюкву все приграничные украинцы. Это их давний промысел. Их аргумент – «это наше болото». Когда-то ввели платное посещение, но это не привело к сокращению численности сборщиков. Они заезжают на неделю-две и строят огромные лагеря. И такие стоянки нигде не обозначены. А тут костры, отходы, шум. Они не учитывают места покоя, где не должно быть людей. Например, если подорлики видят угрозу человека, то они могут не прилетать сутки на гнездо, а могут и вообще не вернуться.

В 2019 году на территории заказника было выявлено около 50 стоянок. Сборщики ушли, а волонтёры убирали все последствия.

«Сейчас мы предусматриваем мероприятия по контролю сбора клюквы. Можно пошутить, что ковид и политическая ситуация хоть где-то сыграли на пользу. В 2020 и 2021 годах ягоды не собирали так массово, как раньше.

Сборщики из Беларуси не остаются в лесу надолго - приехали, собрали и уехали. А вот украинцы буквально живут на территории заказника неделями», – рассказывает Ольга.

В новом плане управления предусмотрено определить конкретные места для стоянок и организовать контролирующую систему, то есть где-то поставить камеры.

«Полесский лесхоз уже использует фотокамеры, чтобы фиксировать нарушения режима охраны и использования Ольманских болот, в том числе сборщиками ягод. При подготовке плана управления были определены оптимальные места для организации стоянок. В 2021 году в заказнике специально обустроили две новые стоянки», – говорит Ольга.

Понятное дело, что когда есть навес, есть кострище, есть какая-то беседка, то лучше там останавливаться, чем в голом лесу. Поэтому такие стоянки – это неплохой компромисс для того, чтобы хаотичность как-то урегулировать. Оборудованные места будут более востребованы и будут приносить меньше вреда. Запретить это невозможно, потому что это разрешено в целом, но минимизировать действия таким образом наиболее оптимально и правильно.

«Здесь мы добились определённого компромисса – не запретить посещение заказника полностью, но максимально снизить вредное воздействие», – считает Ольга.

 

Охота на волка не запрещена, но будут ограничения

«У нас есть и своя чёткая позиция по волку – это хищник высшего порядка и он очень важен в экосистеме. К сожалению, он сейчас отнесен к видам условно нежелательным. На него можно охотиться в любое время, что отрицательно сказывается на популяции, а это очень важный вид. Происходит дисбаланс: меньше волка – больше копытных, например. Они съедают молодую поросль и так по цепочке... Во-вторых, волк убивает больных животных. Мое личное мнение таково, что охотники конкурируют с волком за добычу, причем эта борьба неравная и нечестная»», – считает Ольга.

Волк сам по себе является очень значимым в экологической цепи. Поэтому важно на охраняемых территориях, где должен максимально соблюдаться природный баланс, обеспечивать оптимальную численность и популяцию волка. Тогда и природные процессы будут течь в правильном русле.

Охота на волка не запрещена в целом, но сейчас будет запрещена только планом управления, то есть в данном случае организация добилась введения дополнительных ограничений для обеспечения естественности природных процессов в условном ядре.

 

Развитие экологического туризма

Остальные изменения в плане управления касаются менее значимых моментов. Но, например, есть ещё вопрос про развитие экологического туризма.

«Предусмотрено развитие инфраструктуры экологического туризма с учетом особенностей территории и разнообразия видов, которые здесь встречаются. Ольманские болота – наше богатство, и если правильно организовывать туризм, не перегружая экосистемы, они сохранятся как ценный ресурс, в том числе, для роста благосостояния местного населения», - считает Ольга.

 

Лучше так, чем никак вообще

Природоохранники добиваются, чтобы режим был более строгий.

«Я считаю, мы не достигли идеала, но нам удалось добиться многого, насколько позволила текущая ситуация. Сейчас мы ждём окончания общественных слушаний, затем документ должны согласовать в Академии наук и Минприроды. Вероятно, в него еще будут вноситься коррективы. Однако в любом случае наличие плана управления позволяет вести природоохранную деятельность более системно.

Если не идти на компромисс, мы можем не получить ничего. Поиск баланса между хозяйственной и природоохранной деятельностью - самое разумное решение на данный момент», - говорит Ольга.

Закончатся общественные слушания в январе. Потом будет составлен протокол общественных слушаний. План управления отправят на согласование в Академию наук. Там его могут рассматривать до месяца, потом отправят в Минприроды. По самым оптимистичным прогнозам, окончательное решение будет принято к маю.

Но это если никто не выбросит какую-то неожиданность или не скажет: «У нас уже есть план управления, что вы нам прислали еще один?». Мало ли.

Автор:
Листайте дальше, чтобы прочитать следующую новость