Перейти к основному содержанию
27.05.2016 / 19:05

Летучий университет, ОО «Минское велосипедное общество», Товарищество «Зелёная сеть» и альманах «Городские тактики» провели конференцию #Я_ГОРАД, посвящённую взаимодействию жителей Минска с городским пространством. Модератором выступила кандидат социологических наук Татьяна Водолажская.

Чей город?

Этот вопрос жителей Белграда, поставленный в ходе одной из протестных кампаний горожан, стал ключевым для всей конференции. И раскрывая его, докладчица из Сербии Искра Крстич (Iskra Krstić) подробно остановилась на участии горожан в принятии решений: обстоятельствах и практике.

Гражданская активность развивалась в Сербии с 1990-х, и как во многих постсоветских странах накоплена определённая усталость — для этого есть основания. Но «зелёная тема» остается чувствительной для общества, вызывает широкий резонанс. Она и сама трактуется широко: альтернативный транспорт, защита старого города и публичных пространств, культура, зелёные насаждения, экодружественный образ жизни.

Важной причиной — и примером, и импульсом — возникновения такого резонанса Искра назвала появление «странных проектов». И их успешный, с точки зрения горожан, финал.

Белград
Белград

Например, решение из-за очередной коммерческой застройки о вырубке двухкилометровой аллеи начала XX века. Известно было, что старые деревья вполне здоровы, саму аллею высадили как часть контрибуции Австрия и Германия, её не уничтожили даже во Вторую мировую войну, хотя люди остро нуждались тогда в дровах для обогрева.

Когда появилась угроза уничтожения аллеи, в течение месяца горожане лежали под деревьями, так или иначе присутствовали на этой территории. «Это важно, красиво, полезно — как это можно уничтожить?» — задавались вопросом они.

Акция стала для эксперта отправной точкой в исследовании, в ходе которого она изучала непосредственно рубку деревьев в рамках процессов трансформации публичного пространства городов. Причём это явление — своего рода маркер и характерно для многих постсоветских стран периода «после Берлинской стены».

Отношения с местными администрациями и бизнесом — не единственные движущие силы решений псевдооптимизации. Для города как среды обитания важно, что публичное пространство, в частности старая городская аллея, — это место, где граждане готовы брать на себя ответственность за свои действия.

Белград
Белград

Ещё одним «странным проектом» Искра Крстич назвала попытку построить в историческом центре, рядом со средневековой крепостью коммерческий комплекс иностранного архитектора, который якобы выведет Белград, как бы слаборазвитый город, на «новую высоту» прогресса. И обычные горожане, и экспертное сообщество понимают, что, принимая инвестора с таким проектом (копия уже построена в Гонконге), навязывая его столице, муниципалитет приватизирует символический капитал города: крепость признана объектом культурного наследия ЮНЕСКО. Присваивается публичное пространство, которое принадлежит всем горожанам: при том, что рабочие места создаются низкоквалифицированные и ненадолго, а планы инвестора изменились уже сейчас. Право строить на уникальной территории и ряд последующих разрешений дают возможность брать кредиты, манипулировать и т.д. В общем, проект на глазах из проблемы превращался в аферу. И это вызвало массовую протестную реакцию горожан. Несмотря на то, что предложение властей было названо «проектом национальной важности» (инвестиции — 3 млрд евро), в социальном, финансовом, архитектурном, юридическом, инженерном планах он вызвал массу претензий.

Одной из акций активистов стал перформанс «Похороны общественных интересов»: настоящий гроб публично опустили в могилу. В другой раз с лозунгом «Не дадим утопить Белград!» на воду спускали большую резиновую утку — символ газетной сплетни, провокации.

Белград
Белград

Относительно общественных обсуждений (казалось бы, уже серьёзных законных действий по сравнению с арт-перформансами) эксперт привела такой пример: в течение 6 часов горожане назвали 2000 аргументов и жалоб, ответов на которые не получили. Формальные письма чиновников, не принимающих решения, не имели значения.

В этой связи беларусские эксперты признали особенно важными прецеденты, когда в нашей стране всё-таки удаются отдельные обсуждения и жители смогли отстоять свои интересы.

Иными словами: чей город?

 

Молодёжь в городе: автономия или интеграция в публичное пространство?

Эксперт Гунита Куликовски (Gunita Kulikovsky, Латвия) в дискуссионном порядке предложила свой подход вовлечения молодёжи в создание городской среды. Общепринятое мнение о месте молодёжных сообществ в городе состоит в том, что этому возрасту нужно отдельное внимание, а именно: свои клубы, парки, образовательные программы, площадки для активных видов спорта, велосипедные дорожки и т.д.

Рига
Рига

Латышские коллеги высказали другую точку зрения: молодёжь (15-19 лет, составляет 10% населения Риги) со своими увлечениями должна быть интегрирована в городскую жизнь. Для этого следует преобразовать универсальные общественные площадки: те же парки, пляжи, экологические тропы, стадионы; информационные и интеллектуальные ресурсы.

 

«Ресторанный день» как несистемное действие

Йоханес Микконен (Johannes Mikkonen, Финляндия) предложил собравшимся несколько примеров иного плана. Среди финских молодёжных проектов это Студенческий союз, Молодёжный союз, Детский парламент. Интересно, что начали они с полного непонимания в обществе, а теперь обсуждают государственный бюджет, поправки в конституцию и вносят свои решения в соответствующие органы власти. Не последнюю роль в этом взаимодействии сыграло то, что молодёжные организации активно занимаются исследовательской работой, изучают региональные процессы. Таким образом, для их решений есть грамотные обоснования. Но, по мнению экспертов, есть и глобальные тенденции, повлиявшие на неизбежность сотрудничества с властями. Это:

  • демографические изменения;
  • процессы в мировой экономике;
  • развитие цифровых технологий;
  • исследования в области климата;
  • трансформация взаимоотношений индивидуума и общества.

В природоохранной сфере с 2013 года работает проект «Сафари»: с подготовкой решений по заданию муниципалитета, обсуждением городских проблем, предложениями об энергосбережении.

«Ресторанный день» в Финляндии
«Ресторанный день» в Финляндии

Что касается, то молодёжь идёт на такие несистемные акции ради дискуссий, знакомства, развития благоприятной городской среды. Несистемность здесь в спонтанной, свободной инициативе «снизу»: люди просто широко заявили о своём предложении и принесли еду друг для друга на стол, установленный на улице, — без налогов, взвешиваний и проверок.

 

Минское велосипедное общество о «Культуре вежливого сотрудничества»

Название презентации Кирилла Кудравца продолжается словами «…вместо противостояния — вовлечение велосипедистов». Соответственно, практика общества была представлена успешными проектами: «Добры ровар», «Велокухня», «Велошкола», «Деловой велосипед», «Евровело», массовый велопробег.

Кирилл отмечает неоспоримые позитивные изменения в отношении к велосипеду, очевидные с 2011 года. В числе значимых достоинств проектов МВО: волонтёрский характер, взаимопомощь и поддержка, готовность к общей работе. Солнечная батарея «Велокухни» — отдельный шаг в сторону дружественной городской экологии.

Среди проблем Минского велосипедного общества — дальнейшее развитие сети велодорожек и общение с пешеходами. В перспективе — поддержка велотуризма с посещением природных и историко-культурных памятников Беларуси.

Латышские урбанисты посоветовали беларусским велосипедистам перейти от названия «велодорожка» к «велодороге» и продвигаться в сторону более масштабных действий. Например, выйти с инициативой выделения отдельной полосы, как это происходит в городах, где велосипеды становятся массовым видом транспорта и даже городским брендом.

 

Самые активные — пенсионеры и мамы в декретном отпуске

В результате продолжительной дискуссии эксперты пришли к выводу, что есть сферы, благоприятные для взаимодействия с администрациями, а есть — наоборот. Если велосипедное движение, детские площадки и скверы во дворах, стрит-арт, концерты в Верхнем городе и т.п. можно обсуждать с чиновниками, то более масштабные в финансовом плане события — нет, не получается. Тот же вывод относится и к бизнесу. Даже благоустройство парковой зоны после строительства, о котором была достигнута договорённость с жителями района (эксперт «Экодома» утверждает, что так произошло с отелем «Пекин»), сделано не было.

Тем не менее это не снимает проблем:

  • доступа к информации;
  • необходимости проведения опросов населения, изучения мнений разных групп людей, исследование ситуации;
  • учёта подвижности общественного мнения;
  • повышение уровня коммуникаций внутри сообщества и использование профессиональных компетенций волонтёров, соседей, активистов — юристов, экономистов, краеведов, архитекторов и т.д.
  • участия СМИ, включая местное радио, кабельные каналы.

Поставленные вопросы остаются домашним заданием для участников конференции: поскольку формальные механизмы и процедуры работают плохо, может быть, расширение внесистемных действий активистов даст больший результат? Понятно, что всё равно в итоге это будет диалог, но с какими участниками, когда он начнётся и как долго продлится?

Европейские пенсионеры
Европейские пенсионеры

В Финляндии есть опыт решения местного конфликта: он возник из-за строительства торгового центра на месте тусовок местных подростков и последовавших актов хулиганства. В итоге обсуждения «правил игры» всё-таки состоялись, представители молодёжи и руководство ТЦ достигли договорённости об оборудовании ближайших площадок для скейтбордистов.

 

Историческое наследие для активного спорта

Один из самых неожиданных вопросов конференции прозвучал из уст Евгения Герасименко. Ситуация выглядит примерно так: скейтбордисты успешно осваивают площадки у памятников и распространяют видеоролики в сети, тем самым делая исторический объект популярным. Причём гораздо шире, чем непосредственно в своём регионе.

Иногда всё происходит без особых эмоций, иногда некое моральное чувство перевешивает и останавливает молодёжь. Часто приходится выслушивать негативные оценки окружающих, в ситуацию может вмешиваться милиция.

Скейтборд для популяризации памятных мест
Скейтборд для популяризации памятных мест

Сейчас Евгений занимается исследованием взаимодействия объектов культурного наследия и субъектов активного спорта. Но в целом, обсуждение свелось к пониманию, что как минимум надо было бы определить:

  • что считать «памятником», «мемориалом», а что декоративной малой архитектурной формой, знаком и т.д.;
  • насколько идеологические символы трансформируются в общественном сознании;
  • что понимать под «оскорблением», «использованием» и «популяризацией»;
  • насколько безопасны для объекта и травматичны для скейтбордиста его действия;
  • возможно ли создание новых культурных объектов со спортивной функцией и соответствующей конструкцией, покрытием, прилегающей площадкой.

 

Каток на Октябрьской

Конференция завершилась полемикой о судьбе улицы Октябрьской: есть ли будущее у колоритного, исторического места? Представитель владельцев кафе «Депо», «Лавка» и других Влад Луневич рассказал о взаимодействии с администрацией района и Министерством культуры. Своё видение у бизнеса есть, участие экологов и активной молодёжи в развитии Октябрьской вполне реально.

Улица Октябрьская в Минске
Улица Октябрьская в Минске

Затронули на встрече и такое актуальное явление, как «джентризация», о чём говорил урбанист, городской активист из Сербии Предраг Момтилович. Не обошли вниманием и фестивали стрит-арта, о которых упомянул инициатор проекта «Urban Myths» Олег Ларичев. Коснулись и извечной темы «Генплан для минчан» с подачи Дениса Кобрусева. Неформальная конференция завершилась неформальными разговорами в кулуарах, обсуждением практик и новыми контактами.

Автор:
Фотограф:
Открытые интернет-источники
Листайте дальше, чтобы прочитать следующую новость