Перейти к основному содержанию
11.05.2022 / 09:05

Зелёный портал продолжает разбираться в перспективах декарбонизации региона в ближайшем будущем. Сегодня усилия большинства европейских стран направлены на то, чтобы покончить с зависимостью от российского ископаемого топлива.

Это необходимо и для того, чтобы достичь климатической нейтральности к середине века, и для того, чтобы больше никогда не становиться жертвой политического шантажа, не финансировать российский военный сектор.

В первой части нашего материала мы уже выяснили, что ближайшие несколько лет обещают быть непростыми для европейского топливно-энергетического комплекса и европейской экономики в целом. Однако в долгосрочной перспективе сегодняшний кризис может оказать большую услугу как климату, так и энергетической безопасности в регионе.

Ученые и исследователи давно обращают внимание политиков на то, что увлечение ископаемым топливом — не только причина изменения климата, но и корень геополитических конфликтов. Ведь оно ставит демократические государства в зависимость от авторитарных режимов.

Во второй части нашего материала говорим о будущем Беларуси, которая неизбежно столкнется с необходимостью отказаться от нефтегазового диктата «Большого брата». И это может случиться гораздо раньше, чем мы предполагаем.

 

Российские рубли – сомнительная выгода

У Беларуси в топливно-энергетическом плане есть два основных источника — собственная добыча (небольшая доля нефти и объекты ВИЭ, в том числе ГРЭС и ГЭС) и поставки из России. 

В сфере энергетической безопасности наша страна довольно сильно зависит от поставок российских энергоресурсов. По данным Белстата, объём производства собственной энергии на 2020 год составил 18,1%, и с началом войны показатели существенно не поменялись.

При первом приближении может даже показаться, что после нападения России на Украину Беларусь выигрывает в сфере ТЭК: цены на газ стали дешевле, а Россия, оставшись один на один со всем миром и видя в Беларуси чуть ли не единственного союзника, создала для нас определённые благоприятные условия.

Газ в Беларуси и так довольно дешевый, а привязка в цене к российскому рублю может сделать его еще дешевле. Получается то, что для всего мира оплата в рублях выглядит как наказание, для нас – как услуга. 

Сегодня Беларусь может продавать в Россию свои товары за российские рубли, и ими же расплачиваться за газ. Из такой схемы выпадает цепочка конвертации рублей в доллары или евро, на чем Беларусь реально может экономить.

Поэтому в условиях антивоенных санкций беларусскому государству может быть удобнее рассчитываться за энергоносители в российских рублях. А при дальнейшем сотрудничестве в этом вопросе Беларусь может рассчитывать на какие-то дополнительные «плюшки» в снижении цен и спокойно свесить ноги с газовой трубы, на которой мы и до этого плотно сидели.

Однако при более детальном рассмотрении проблемы, выясняется, что в такой схеме немало подводных камней. Например, российский газ активно потреблял «Гродно Азот», который производит азотные удобрения. На сегодняшний день их просто некуда сбывать в таком объёме. И все из-за антивоенных санкций.

С нефтью такая же история: мы могли бы выигрывать на продаже нефтепродуктов, с учётом того, что в Беларусь она поставляется по более низким ценам. Но продавать нефтепродукты сегодня на Запад также проблематично.

Поэтому если рассматривать введенные санкции с точки зрения влияния на внешнюю торговлю, то как минимум по некоторым вопросам экономически Беларусь в сложившейся ситуации явно проигрывает. Использовать российские энергоресурсы для получения валютной прибыли мы не можем, но зато довольствуемся дешевым потреблением для себя.

Все может измениться со сменой режима в Беларуси. Тогда нашей стране однозначно придется срочно отказываться от российских энергоресурсов. Но есть ли у нас вообще хоть какие-то альтернативы?

 

Подружиться с соседями и производить мазут

Специалисты департамента энергетической безопасности iSans работают над расчётной моделью, в которой анализируют различные варианты замены российских энергоресурсов в случае необходимости. Если завтра не будет нефти и газа, что нам делать послезавтра?

Стоит иметь в виду, что у Беларуси есть возможности для хранения миллиарда кубических метров газа в подземных газохранилищах. Если на начало конфликта они будут полными, то этого хватит примерно на две недели – достаточное время для того, чтобы договориться с соседями на транзит или поставку нефти и газа.

Если мы посмотрим в сторону Балтики, то у Литвы есть Клайпедский терминал регазификации природного газа. После завершения его строительства в 2014 году Литва стала пятой страной в мире, использующей технологию FSRU (Floating Storage Regasification Unit) для сжиженного природного газа. Технические возможности этого терминала гораздо большие, чем потребности Литвы – около трёх миллиардов кубов, с учётом всех ограничений. Это примерно столько же, сколько вместе потребляют Литва, Латвия и Эстония.

«Конечно, логично предложить, что в первую очередь Литва будет обеспечивать газом соседние страны. Но при изменении текущей политики в Беларуси и развитии демократического общества мы могли бы договариваться с литовцами на поставку газа. Тем более сейчас Эстония с Финляндией ведут разговор о постройке совместного похожего терминала, и тогда в Клайпеде освободятся дополнительные мощности», – считает аналитик департамента энергетической безопасности iSans Евгений Макарчук.

Между Беларусью и Литвой проложена труба, по которой газ поставляется. В том числе и в Калининградскую область. По ней невозможно качать газ в обратном направлении, но необходимые технические работы могут решить этот вопрос.

В Польше тоже есть терминал СПГ. Плюс уже в октябре они должны запустить новую газовую трубу из Норвегии. На нужды самих поляков этого должно быть достаточно, поэтому от них тоже можно было бы рассчитывать на 2-3 миллиарда кубометров газа. Это, конечно, при условии, что излишки не предпочтут поставлять Германии. С другой стороны, при смене политического режима и в критической ситуации, можно рассчитывать на поддержку от стран-соседок.

Справедливости ради стоит сказать, что объёмы таких возможных поставок будут небольшими и в полной мере не покроют потребности Беларуси. Но это позволит покрыть потребности в газе для населения и частично энергетики.

Не стоит полностью списывать со счетов и наши старые электростанции – Лукомскую и Берёзовскую. Они не самые эффективные, но могут работать на мазуте, а мы можем заменить им газ. Разумеется, о какой-либо экологичности тут речи не идёт и выбросы вредных веществ в атмосферу увеличатся. Поэтому этот вариант рассматривается только как экстренный и временный. Скорее это решение из разряда «или никакого энергоснабжения, или такое».

«Технически я вижу возможности полностью уйти от зависимости от России. У нас есть свои нефтеперерабатывающие заводы, которые могут перерабатывать до 24 миллионов тонн нефти, а для внутреннего рынка нам достаточно шести миллионов. Мы проводили оценку мощностей по импорту нефти: из Литвы можно получить около полутора миллионов тон, из Польши около двух. Всё это можно переработать, получить бензин, дизель и мазут. Дополнительно можно импортировать нефть и нефтепродукты по железной дороге», – говорит Евгений.

 

Обратить внимание на возобновляемую энергетику

За два месяца, пока мы будем использовать запасы газа и нефти, Беларусь не успеет построить солнечные панели и ветряки. Поэтому делать ставку на возобновляемую энергетику в условиях кризиса нерационально, но очень важно в дальнейших перспективах, считает эксперт. 

«Если мы говорим о временных рамках в три-пять лет, то возобновляемые источники энергии могут значительно сократить импортное потребление. Делать ставку на ветряки и солнце – правильная стратегия. Определённую долю в балансе ВИЭ должны занимать, и ограничивать их – тормозить страну экономически», – считает Евгений.

 

Решить, что делать с АЭС

Беларусская атомная станция вызывает много споров, в первую очередь – касательно ее экономической целесообразности. На ее строительство и ввод в эксплуатацию было потрачено немало средств – шесть миллиардов долларов – и всё закончилось тем, что мы просто получили более выгодные тарифы на электроотопление частных домов. Правда и тут есть нюансы, ведь техническое состояние электросетей не позволяет воспользоваться такой возможностью всем желающим. При этом для большинства потребителей сохранились прежние тарифы.

«С точки зрения рассматриваемой ситуации остановки импорта российских энергоресурсов АЭС будет играть существенную роль. Годовое производство электроэнергии на АЭС составляет около 45% от общего потребления. Следовательно, даже при отсутствии газа наиболее важные потребители получат электроснабжение. И в любом случае необходимость поставки газа из альтернативных источников значительно сокращается благодаря АЭС. 

С другой стороны, если мы придём к таким экономическим потерям, как подсчитал Центр экономических исследований BEROC, то есть к вероятному сокращению потребления и снижению электрической нагрузки,  два блока АЭС просто не будут вписываться в нашу энергосистему. Это значит, что второй блок нужно будет останавливать и оставлять нерабочим, а это дорого», – считает Евгений. 

Автор:
Листайте дальше, чтобы прочитать следующую новость