Шлях

Климатические переговоры. Каждые полградуса имеют значение

В угольной столице Польши Катовице завершилась 24-ая Конференция сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата: Парижское соглашение было дополнено «книгой правил», банки выразили желание открывать новые кредитные линии для поддержки низкоуглеродного бизнеса, ученые предупреждают, что действовать нужно быстро.

Что такое «книга правил» и зачем она нужна?

Парижское соглашение, принятое в 2015 году и ратифицированное 179 государствами (включая Беларусь), опирается на национальные обязательства стран, не предписывая, что и как  должно быть сделано, и обозначая лишь рамочные условия и общую цель – удержать повышение глобальной температуры в пределах условно безопасных 2 градусов Цельсия.

В соответствии с соглашением каждая сторона предоставляет информацию о своих планах по снижению выбросов, по адаптационным действиям и многим другим вопросам (так называемые NDC – nationally determined contributions), но до сих пор не существовало единого руководства, как это делать единообразно – так, чтобы данные можно было сравнивать, анализировать и делать выводы, движемся ли мы в выполнению «Парижских» целей или только отдаляемся от них.

За три года, прошедшие после 21-й конференции РКИК ООН в Париже, была проделана огромная работа по созданию такого руководства, затрагивающего все аспекты соглашения и поясняющего, что именно нужно включать в NDC, как отчитываться о мерах по снижению выбросов и адаптации к изменению климата, как сделать процедуру получения и расходования климатического финансирования прозрачной и понятной.

Страны договорились и о «глобальном подведении итогов» в 2023 и 2028 годах – анализе прогресса и повышении амбициозности целей по сокращению (ведь, как известно, даже если текущие «парижские» обещания стран будут выполнены, снижение выбросов все равно будет недостаточным для выполнения целей соглашения – температура вырастет на 3-3,3 градуса, что повлечет за собой катастрофические последствия для целых регионов и народов).

Целью конференции в Катовице было утверждение всего пакета тематических «руководств», и во многом переговорщикам удалось сделать это и создать базу для дальнейшего развития Парижского соглашения и национальных регуляций, но одно из ключевых руководств о регулировании «совместных действий» стран (различных двусторонних и многосторонних проектов по передаче единиц сокращения выбросов от одной страны другой на основе рыночных и нерыночных механизмов) – так и не было согласовано, на эту работу взяли еще год до следующей Конференции сторон в Чили.

 

«Все хотят денег»

Именно механизмы совместных действий были предметом особого интереса для Беларуси: фактически это единственный способ для страны получить дополнительную международную поддержку для действий в сфере изменения климата, т.к. в отличие от развивающихся государств (из наших соседей в их список входят Молдова и страны Кавказа) Беларусь не может получать финансовую помощь из Зеленого климатического фонда, что расстраивает уже не первого министра природных ресурсов.

В Катовице нынешний министр Андрей Худык в своей речи обратил особое внимание на «обделенность» Беларуси ресурсами: «Одним из существенных условий успеха Парижского соглашения и достижения согласованной общей цели является создание справедливых и приемлемых для всех критериев доступа к международным климатическим фондам. Ограничение либо лишение такой возможности стран со средним уровнем дохода, с переходной экономикой препятствует полноценной реализации имеющегося у них потенциала».

К сожалению, неясно, что должно произойти, чтобы руководство министерства осознало, что доступ к «климатическим фондам» имеют только развивающиеся страны (и большинство из них не могут похвастаться экономическими успехами Сингапура, на порядок более уязвимы к последствиям изменения климата, чем Беларусь, и действительно нуждаются в помощи), а адекватный для Беларуси путь - это двусторонние и многосторонние проекты с развитыми странами.

Правда, для участия в таких проектах необходимо быть адекватным партнером, понимающим суть процессов и демонстрирующим желание, амбиции и прогресс по выполнению Парижских обязательств, а это несколько сложнее, чем предъявление требований с высокой трибуны.

Турция, находящаяся в схожем положении, предприняла попытку начать выход из Приложения 1 к Конвенции (списка развитых стран и стран с переходной экономикой) для перехода в статус «развивающихся», а значит - имеющих доступ к «климатическим деньгам», предложив поправку к Приложению и потребовав внести этот вопрос в повестку КС.

Однако, как известно, такой способ работает плохо (печально известную «беларусскую поправку», потенциально дающую нашей стране доступ к проектным механизмам Киотского протокола, так и не ратифицировало нужное количество стран), а Турция уже понесла репутационные потери, удостоилась парочки карикатур и не добилась сколь-либо серьезного рассмотрения своего вопроса.

Фото - @duycks

Несмотря на то, что по статье 6 («совместные действия») были проведены сложнейшие переговоры и подготовлена база документов и внутренних руководств, обсуждение в итоге споткнулось о желание Бразилии «схитрить»

Бразилию не устроили требования, направленные на противодействие двойному учету сокращений выбросов (внутри страны и при продаже другим странам). Кроме того, страна хотела бы перенести в новые механизмы «углеродные кредиты», полученные в рамках киотского Механизма чистого развития (сейчас этот механизм считается бесполезным с точки зрения снижения воздействия на климат, а многие проекты в рамках МЧР в итоге были признаны вредными для окружающей среды и наносящими урон местным сообществам).

Это вылилось в противостояние с ЕС и группой наиболее уязвимых государств и более чем 24-часовую задержку в завершении КС в Катовице. Разрешить противоречия не удалось, и было принято решение продолжить переговоры в 2019 году.

Правда, их перспектива туманна: свежеизбранного президента Бразилии Жаира Болсонару называют «латиноамериканским Трампом», и взаимосвязь между изменением климата и негативными последствиями не только для окружающей среды, но и для социально-экономического благополучия Бразилии он прослеживает плохо.

За считанные дни до начала конференции в Катовице Бразилия отозвала свою заявку на проведение следующей КС (это право передали Чили) – сомнительно, что с такими партнерами будет легко найти компромисс.

 

Банки-деньги

«Неформальная» программа Катовице включала в себя целый ряд заявлений и мероприятий с участием мировых финансовых институтов, крупнейших банков и компаний, которые ясно продемонстрировали, что финансовые потоки уходят от перетекают из сферы ископаемого топлива в развитие низкоуглеродных технологий и ВИЭ.

Так, пять банков с совокупным кредитным портфелем в 2.4 триллиона евро анонсировали Katowice Commitment – инициативу, направленную на поддержку Парижского соглашения. ING, BNP Paribas, Societe General, BBVA и Standard Chartered уже сейчас работают над методологией оценки своих инвестиционных активностей и кредитных продуктов для того, чтобы стимулировать низкоуглеродное развитие.

Комментируя заявление в Катовице, представитель банка ING пояснил, что эти действия со стороны банков основаны на внутренней оценке рисков, выводы из которой понятны: промедление на пути к низкоуглеродному развитию в будущем принесет серьезные финансовые потери.

Также с заявлением о поддержке Парижского соглашения в Катовице выступила группа инвесторов, управляющая совокупным портфелем в 34 триллиона долларов и включающая в себя крупнейшие мировые пенсионные фонды (в том числе пенсионный фонд Нью-Йорка в инвестиционным портфелем в 207 миллиардов долларов). Инвесторы заявили о необходимости скорейшего прекращения субсидирования добычи ископаемого топлива и повсеместного внедрения углеродного налогообложения.

200 миллиардов долларов в следующие 5 лет на климатические цели выделит и Всемирный банк. ЕБРР представил результаты работы Климатических инновационных ваучеров в Украине – схемы, которая в скором будущем может заработать и в Беларуси.

В рамках программа за 2017-2018 годы 50 украинских компаний, внедряющих и создающих низкоуглеродные технологии, получили поддержку на 1 миллион евро. Беларусский народный банк представил программу поддержки развития электротранспорта, созданную в рамках взаимодействия в Северной экологической финансовой корпорацией (NEFCO).

 

Активисты

Фото - Елена Ангелова

Польша активно готовилась к СОР24, и это касалось не только климата: было внедрено специальное законодательство, вводящее разрешительный порядок для массовых мероприятий во время Конференции Сторон, а также обеспечивающее доступ польской полиции к личным данным всех аккредитованных участников.

И полиция этим доступом воспользовалась: 15 активистов и сотрудников общественных организаций преимущественно из Украины, а также из Грузии, Кыргызстана, России, Германии и Бельгии были остановлены на границе – Польша запретила им въезд в страну на время проведения КС на том основании, что они якобы представляют угрозу общественной безопасности.

Среди активистов был член официальной делегации Грузии, наблюдатели с многолетним опытом работы на переговорах, а также активисты, которые планировали участвовать в климатических переговорах впервые.

Никто из них никогда не допускал каких-либо нарушений, и основания для их недопуска в Польшу не ясны. Кроме того, двое сотрудников украинской общественной организации были задержаны непосредственно в Катовице через неделю работы на КС и были отпущены только спустя 9 часов после вмешательства украинского консульства.

Подобное поведение Польши открыто противоречит принципам Орхусской конвенции об участии общественности, доступе к экологической информации и правосудию, а также самому Парижскому соглашению, содержащему положения о всесторонней поддержке участия общественности.

Против действий Польши выступила крупнейшая сеть общественных организаций Climate Action Network, объединяющая 1300 организаций в 120 странах мира и координирующая наблюдателей на переговорах, также с заявлением о недопустимости недопуска активистов выступил Руководящий комитет Форума гражданского общества Восточного партнерства.

 

100 шагов назад

Председатель КС24 в Катовице Михал Куртыка, закрывая конференцию, прокомментировал сложности в переговорах следующих образом: «В этих обстоятельствах каждый шаг вперед – это большое достижение. В работе над этим пакетом соглашений вам удалось сделать вместе тысячу маленьких шагов».

Делает ли Беларусь эти шаги вместе с остальным миром или бодро шагает в обратном направлении? В октябре этого года МГЭИК опубликовала новый доклад «Global Warming of 1,5 Degrees», в котором сравниваются последствия для планеты и человечества, если рост глобальной температуры будет ограничен 1,5 или 2 градусами Цельсия. К примеру, при повышении температуры на 2 градуса погибнут все коралловые рифы, но на отметке в 1,5 градуса 10% кораллов имеют шанс выжить.

Различия в последствиях для людей так же серьезны: всего полградуса – это огромная разница в количестве людей, которые подвергнутся риску голода и нехватки водных ресурсов. Но достичь цели даже в два градуса очень сложно – это потребует практически полного отказа от ископаемого топлива уже к середине века и перехода на возобновляемые источники энергии.

Реально ли это в Беларуси? Немецкое аэрокосмическое агентство, разработавшее совместно с Фондом имени Генриха Белля, ОО «Экодом» и товариществом «Зелёная сеть» сценарий перехода Беларуси на 100%-е использование возобновляемое энергии, считает, что все реально – если осуществлять разумную, комплексную и последовательную политику, которая позволит Беларуси «слезть с нефтяной иглы» (а это, как известно, вопрос не только энергетической безопасности или климатической политики, но и главное условие сохранения суверенитета страны).

Тем не менее, сейчас наши «парижские» обязательства основаны вовсе не на ВИЭ, а на введении в эксплуатацию АЭС в Островце. И Беларусь не одинока в своем «альтернативном» взгляде на низкоуглеродное развитие: в Катовице делегация России в очередной раз провела сайд-ивент с выступлением представителя «Росатома» (который по странному совпадению строит АЭС в Беларуси).

«Росатом» продолжает уверять в «безуглеродности» и «экологичности» АЭС, причем оригинальным способом: демонстрируя фото АЭС в солнечный день с комментарием «Видите: деревья зеленые, вода синяя – экологическая обстановка благоприятная».

В это же время в Катовице прошел и другой сайд-ивент, посвященный переходу городов в странах Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии на 100%ВИЭ. Об этой цели уже заявили Львов, Каменец-Подольский, Житомир и Чертков (Украина) и Кутаиси (Грузия). Удастся ли им в реальности выполнить эту цель – открытый вопрос, но города уже работают над детальным планом перехода на возобновляемую энергетику. Стоит ли говорить, что, когда ЕБРР или Всемирный банк будут принимать решения, где начать очередной проект, такие города будут выглядеть более привлекательно?

Беларусь пока не может похвастаться особыми успехами даже в выполнении собственных планов, связанных с Парижским соглашением. Так, значительная часть деятельности в рамках Плана мероприятий по реализации положений соглашения, утвержденного еще в феврале 2017 года, в том числе создание Национального плана действий в области адаптации к изменению климата и Стратегии долгосрочного развития с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года, отложена на 2019-2021 годы (изначально планировалось, что оба документа будут готовы уже к 3-му кварталу 2018-го).

Причина задержки объясняется необходимостью синхронизации с «книгой правил» Парижского соглашения, однако оба документа – это национальные стратегии, не связанные напрямую с результатами КС в Катовице.

Реальная причина банальна – нехватка «рук» и денежных ресурсов. И если проблема денег решается с помощью поддержки Евросоюза в рамках проекта EU4Climate, то вопрос с «руками» и кадровым голодом в Минприроды остается открытым.

Заглавное фото - Михал Куртыка, Президент Конференции ООН, заместитель министра экологии Польши, танцует на столе по окончанию финальной сессии конференции, фото - Янек Скаржински/Agence France-Presse, Getty Images


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 17.12.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.