Перейти к основному содержанию
03.06.2015 / 14:06

О погоде для людей и самолётов, а также о загрязнении окружающей среды с 2015 года всей стране сообщает единая гидрометеорологическая служба Беларуси. Она пережила серьёзную реорганизацию: сначала, с 1 января 2014 года, гидрометцентр объединили с авиаметеоцентром. А ровно через год к ним добавили центр мониторинга загрязнения окружающей среды и радиационного контроля. Что означают эти инновации для самого Белгидромета и как отразятся на качестве прогнозов погоды, рассказывает Анатолий Полищук, заместитель начальника Республиканского центра по гидрометеорологии, контролю радиоактивного загрязнения и мониторингу окружающей среды.

Кадры решают всё

Благодаря преобразованиям теперь в гидрометеослужбе работает на порядок меньше людей. «Мы убрали вспомогательный персонал (бухгалтерию, юридическую службу, плановый отдел) и усилили наблюдательную сеть — «технарей», которые могли бы обслуживать оборудование», — рассказывает собеседник.

Новые сотрудники — технари — займутся проблемными вопросами, где раньше людей не хватало. Первое — это контроль уровня воды на самой «неправильной» реке страны — Припяти.

Проблема с ней в том, что водоток течёт с запада на восток, из-за чего не имеет берегов. На деле это значит, что даже небольшой разлив распространяется далеко.

Подобные проблемы чаще всего решает у себя Польша: «Там почти все реки текут с юга на север. Это значит, что снизу они оттаяли, а вверху — лёд. Воде некуда деваться. И поэтому Польша подвержена затоплениям», — говорит Анатолий.

А Беларуси повезло: у нас почти все реки текут «куда надо», то есть с севера на юг, как Днепр, или с востока на запад, как Двина.

Второе направление, на которое гидрометеослужба направляет новых специалистов, — мониторинг ситуации возле строящейся БелАЭС. В Ошмянах запланирован специальный пункт контроля радиологической обстановки. Автоматическая система в нём делает замеры каждые 10 минут, расчёт направления возможного загрязнения — 2 раза в сутки. Такие же пункты с беларусской стороны стоят возле каждой из четырёх АЭС, что расположены по периметру страны (Смоленская, Игналинская, Чернобыльская, Ровенская).

Третье, для чего нужны люди, — обслуживание сложной специализированной аппаратуры: «Нужно больше специалистов, которые могли бы работать с оборудованием, потому что гидрометеослужба — высокотехнологичная отрасль», — подчёркивает её замглавы.

У метеорологов есть локаторы, дальность действия которых 200-300 километров, допплеровские локаторы, которые дают картинку 3D; запускают в атмосферу шары с метеозондами внутри. А кто-то вообще работает с суперкомпьютером на 3,5 терафлопса: он делает 3,5 млрд операций в секунду.

Как и многие, Анатолий жалуется на вчерашних выпускников: приходят никакими в плане знаний. Поэтому к себе на работу гидрометеослужба начинает отбирать ещё на практике: ищет способных студентов на 4 курсе, чтобы чему-то научить, пока те ещё в вузе. Кстати, выпускников МГЭУ им. Сахарова оценивают выше, чем окончивших БГУ (напомним, скоро МГЭУ станет частью БГУ).

Здесь ищут не только людей, знающих физику или географию. Требуются также сотрудники из IT-сферы, которым к тому же нужно ориентироваться в профильном программном обеспечении. Зарплатой заманить не выходит, и те периодически уходят «за кольцевую» — в IT-фирмы.

Белгидромет как член ВМО обязан предоставлять любую информацию

В гидрометеослужбе появятся новые сотрудники и новый пункт мониторинга ситуации на БелАЭС, но поменяет ли это что-то для граждан? Недавние пожары у ЧАЭС показали, что вопрос радиоактивного загрязнения очень волнует людей. Узнают ли они правду, если действительно случится какая-то экологическая катастрофа? 

«Узнают, — заверяет Анатолий. — Во всех странах-членах Всемирной метеорологической организации расписано что, когда и кому надо передавать. Кстати, Беларусь — одна из первых вступила в неё. У нас даже есть документ, подписанный Сталиным, где написано: «Выделить средства для оплаты вступительного взноса во Всемирную метеорологическую организацию».

Другое дело вооруженные конфликты: на их время страны перестают обмениваться информацией. Во всём остальном, даже когда в Витебской области произошёл прорыв продуктопровода, и было загрязнение, мы предупредили россиян и жителей Прибалтики».

Прогноз погоды — лишь на пару дней

А вот долгосрочные прогнозы после реорганизации более точными не станут: нет спроса на такую точность, и не это далеко самое важное. Основная задача синоптиков — предупредить о неблагоприятных или опасных явлениях погоды, и как показывает опыт «Хавьера», даже при точных краткосрочных прогнозах (их вероятность до 97%) нужные меры принимаются не всегда.

Долгосрочный прогноз от гидрометцентра (когда синоптики сравнивают будущую среднюю температуру с многолетней) оправдывается в 70% случаев.

«Прогнозировать летом хуже, — пытается объяснить на пальцах, как составляются прогнозы погоды, Анатолий Полищук. Мол, в Сибири антициклон может простоять всё лето, а у нас надо отследить каждое облако. — Грубо говоря: после испарения образовалось облако. И понесло его! Зацепилось за сосну — пошёл дождь. А ведь никто не думал, что зацепится»…

Окупаемость — 20% от бюджетного финансирования

Как ни странно, но от спроса потребителей напрямую зависит прибыль Республиканского центра по гидрометеорологии, контролю радиоактивного загрязнения и мониторингу окружающей среды. Согласно Постановлению Совета министров №75 от 23 января 2007 года, гидрометеорологическую информацию получают бесплатно 13 организаций: МВД, прокуратура и так далее. Остальные же — платно. За 1 квартал 2015 года в Минске было заключено 717 договоров, а всего по республике — 2123. В денежном эквиваленте сумма составила примерно 20% от всего бюджетного финансирования организации. В идеале должно быть 30%, но, по словам замначальника, это очень высокая цифра: в лучшие времена показатель доходил до 24%. «Сейчас все считают деньги», — добавляет он.

 

Автор:
Фотограф:
odin-fakt.ru, kmu.gov.ua, old.rian.ru
Листайте дальше, чтобы прочитать следующую новость