"Меня приглашали в КГБ". Как власти в Беларуси давят на экоактивистов

Запуск АЭС в 2021 году и загрязняющие производства не дают экоактивистам в Беларуси сидеть без дела. Но сейчас на первый план вышла политическая ситуация: те же люди испытывают давление, войдя в ряды протестующих против Лукашенко, пишет французский экологический ежедневник Reporterre.

05.10.2020 Грамадства Аўтар: Анна Волынец Крыніца: Reporterre Фота: Алексей Басалай, Анна Волынец, Наста Захаревич

– Не верьте ни слову. Можно им не открывать дверь, если у них нет ордера на обыск. И требуйте адвоката, – говорит «бабушка» экодвижения Беларуси Ирина Сухий, и уточняет: она обращается к тем, «за кем ещё не приходили домой».

Речь о мииции. За Ириной пришли в начале сентября прямо в её квартиру, не представившись. Четверо мужчин в балаклавах и один без забрали Ирину в милицию «на разговор», который не состоялся.

– Никто со мной не разговаривал. Сразу лицом к стене, руки за спину, – говорит Ирина, член совета общественной организации «Экодом» и как spoke person Беларусской партии «Зелёные». После в квартире прошёл обыск, а Ирина отбыла пять суток ареста за то. Причина? Она вышла 29 августа на демонстрацию с плакатом против запуска первой в стране АЭС.

Ситуация Ирины обычная. Точнее, стала обычной после 9 августа, когда в Беларуси прошли президентские выборы. По официальной версии, набрал более 80% голосов и выиграл Александр Лукашенко, который у власти с 1994 года.

По версии протестующих, которые выходят на улицы каждый день с 9 августа, выборы сфальсифицированы и выиграл другой кандидат – Светлана Тихановская.

Протестующие называют Лукашенко диктатором, который спровоцировал насилие, ранения и убийства мирных демонстрантов. Как и Евросоюз, Беларусская партия "Зелёные" не признала результаты президентских выборов, о чём заявила в сентябре.

Минск, 16 августа. Фото – Алексей Басалай

Протестующие называют Лукашенко диктатором, который спровоцировал насилие, ранения и убийства мирных демонстрантов. Речь идёт также о пытках арестованных демонстрантов, включая изнасилования, что подтвердили в своих отчётах ООН и правозащитная организация Human Right Watch.

По словам Специального докладчика ООН по правам человека в Беларуси Анаис Марин, более 10 000 человек были «арестованы с применением насилия». Она зафиксировала более 500 сообщений о пытках.

 

Беларусы не забыли о взрыве на ЧАЭС

– Основная деятельность нашей общественной организации сейчас не слишком востребована [со стороны общества], что и понятно. Хотя вырубка деревьев не прекратилась и загрязняющие производства тоже никуда не исчезли, – говорит Ирина.

Запуск первой и единственной беларусской АЭС, который планируется на 2021 год. Это первая атомная станция после взрыва на Чернобыльской АЭС, от которого пострадала Беларусь и о котором беларусы не забыли.

Но сейчас общество занято политикой, тем же заняты члены, активисты и сотрудники экологических НГО. До выборов они входили в штабы кандидатов в президенты или были независимыми наблюдателями в дни голосования.

Сейчас они помогают правозащитникам, участвуют в женских маршах - например, марш 19 сентября собрал около 2 000 человек - и переводят правдивую информацию о событиях для зарубежных партнёров.

Тот самый плакат 29 августа. Ирина Сухий – справа. Фото – Наста Захаревич

 

«Одного из наших ребят задержали на акции на шесть суток»

Давление – это слово ёмко описывает то, что происходит с обществом и общественными организациями в Беларуси. Оно пронизывает все уровни, вплоть до дворовых инициатив. Например, житель города Гомель организовал уборку возле крупного озера в воскресенье, 13 сентября, а через несколько дней был задержан и арестован на трое суток. Давление касается и тех, кто до выборов был активно вовлечён в экологическую деятельность, но, как утверждают общественные организации, адресных прямых угроз самим НГО не поступает.

Во время наблюдения за выборами 9 августа был задержан координатор общественной экологической инспекции «Зелёный дозор» Денис Тушинский. 27 августа из дома забрали создательницу велодвижения города Гомеля и члена Координационного совета Беларуси Светлану Король, ещё раз её задержали в конце сентября. 23 сентября за народные танцы у Ратуши задержан член совета товарищества «Зелёная сеть» Леонид Платоненко. 5 октября задержан координатор кампании "Горад для гараджан" Денис Кобрусев, у него прошёл обыск.

И это не весь список:

– Одного из наших ребят задержали на акции на шесть суток. Лично на меня было давление со стороны КГБ: мне писали и приглашали на встречу через месседжер в Viber, чтобы поговорить – но это мне не особенно приятно.

Первая такая встреча была года четыре назад. Они следят за активистами, а я – руководитель объединения. Но я отказался и попросил прислать официальное письмо, – говорит председатель общественной организации «Время Земли» Григорий Терентьев.

Двоих членов «Экодома» пытались задержать прямо дома, но не застали их. В организации считают, что действия были направлены против активных женщин.

– Это попытки найти организаторов женских маршей. Но организаторов нет, всё децентрализовано, – считает член совета «Экодома» Ирина Сухий.

В «Минском велосипедном обществе» о какой-либо опасности не говорят:

– Прямой угрозы для нас сейчас нет и нет местного или зарубежного финансирования, которое могло бы заблокировать государство, – говорит председатель правления Евгений Хоружий.

Отдельным вопросом является финансирование. Получить его внутри страны сложно, извне – тоже. В июне появился документ, ещё более усложнивший регистрацию денежной помощи для проектов, которые реализует не государство.

К тому же власти начали проявлять повышенный интерес к уже полученному финансированию. Одна из структур Министерства внутренних дел требует документы о финансировании у общественных организаций «в связи с возникшей служебной необходимостью».

Цветы в память о первом погибшем на демонстрациях. 16 августа 2020 года, Минск. Фото – Алексей Басалай.

 

Государство давит на НГО и показывает, что они "под контролем МВД"

Давление и запугивание – такова сейчас политика по отношению к НГО и активистам, считает директор Центра правовой трансформации (Lawtrend) Ольга Смолянко.

– Письма [с запросом финансовых документов] – частности этого, способ показать, что организации гражданского общества и их финансирование под контролем органов МВД*, – говорит правозащитница.

По её словам, в Lawtrend пришло около 30 запросов на консультацию от некоммерческих организаций разной специализации.

– В это же время государство говорит об усилении контроля над иностранной денежной помощью и связывает некоторых получателей с организацией и финансированием протестов. Можно сказать, что такие запросы – фактор запугивания организаций гражданского общества, – говорит правозащитница.

Лизавета Шалай, директорка и координаторка проектов «Минской урбанистической платформы». Фото - Александр Тарарай

Среди тех, у кого попросили документы, оказалась «Минская урбанистическая платформа». К тому моменту четверо её участников уехали в Киев, двое сейчас готовятся к отъезду, и это примерно половина активной команды организации.

– Уехали в основном те, кому могла угрожать опасность в Минске по формальным признакам, а также те, кто чувствовали себя морально подавленно и сверхтревожно, – рассказывает Лизавета Шалай, директорка и координаторка проектов «Минской урбанистической платформы».

В правовом государстве мониторинг документов не может быть угрозой. Но мы находимся в ситуации правового дефолта.

Как подчёркивает собеседница, коллектив продолжает работу и обдумывает, как сделать свои проекты более актуальными. Команда надеется «вернуться и продолжить работу в Беларуси. Мы уезжаем, чтобы остаться на свободе».

 

"Самая устрашающая перспектива – оказаться в военной диктатуре"

– Если режим Лукашенко не сменится, то все независимые НГО будут или закрыты, или получат серьёзные проблемы. Самая устрашающая перспектива – оказаться в военной диктатуре, – считает эколог Ирина Сухий.

Но пока происходящее – это демократическая революция, как считает политолог, директор «Центра европейской трансформации» и член совета товарищества «Зелёная сеть» Андрей Егоров. Он был задержан в начале сентября во время демонстрации в Минске и отсидел 10 суток.

– В движение пришли массы людей из всех социальных групп, из городов и деревень. Это везде, – говорит Андрей Егоров.

Минск, одно из воскресений. Фото – Анна Волынец

Политолог подчёркивает, что люди требуют двух вещей. Первое – восстановление правовых институтов и разбирательства с фактами насилия. Второе – нормальной работы демократических институтов, включая проведение новых выборов.

Напрямую экологической повестки в происходящем нет, но она будет, если революция победит: тогда «появится возможность реализации частных интересов, которые раньше не выходили на первый план», говорит политолог. Речь идёт как об АЭС, так и об опасных производствах и заводах, как завод аккумуляторных батарей в Бресте.

– Первоочередной задачей сегодня, конечно, является трансфер власти. Но говорить  при этом о том, что зелёная повестка неактуальна, нельзя. Сейчас активно развиваются  местные сообщества, что соответствует одному из оснований зелёной идеологии, – говорит Анастасия Дорофеева, международный секретарь Беларусской партии «Зелёные».

– И именно у Зелёных есть много решений, которые могут помочь легче пройти через кризис при изменении экономической и политической системы: шеринговая экономика, устойчивая зелёная энергетика, развитие экономических связей на максимально локальном уровне, общинное самоуправление.

Начав внедрять всё это на базе  местных сообществ и экспериментируя, мы можем сделать Беларусь страной, которая будет показывать всему миру пример нового типа экономических и  политических отношений.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 05.10.2020

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.