Валластаден. Как выглядит район, куда нельзя въезжать на машине?

Стиль шведского района скопировали с XVIII века, а принцип застройки взяли в XXI.

06.12.2019 Вакол свету Аўтар: Анна Волынец Фота: Анна Волынец

«Двор без машин Беларусь» – по такому запросу в поиске есть несколько типов результатов:

  • о старых дворах, жители которых их отвоевали (в Лошице, Минск);
  • о новых, которые обещают быть изначально пешеходными (обещали в «Олимпик-парке» у заказника «Лебяжий» в Минске и в Новой Боровой).

Мы приведём ещё один пример, где не просто запрещена парковка во дворе – это сделано в комплексе мер. В шведском городе Линчёпинг построили район, назвав его местом будущего: пешеходный, с вакуумной системой сбора отходов, энергоэффективными зданиями.

 

Что, где, сколько стоит?

В двух с лишним сотнях километров от шведской столицы находится город Линчёпинг, где людей и места – как во всём Молодечно и ещё половинке.  Здесь недавно построили новый район с инновационными решениями в области устойчивого городского планирования под названием Валластаден.

Его показали на выставке городского жилья, которая прошла в 2017 году.

Площадь – 8 гектаров, что эквивалентно площади 200 на 400 метров.
Количество застройщиков – 40, квартир – около 1000.
Авторы проекта района – компания Okidoki Arkitekter из Гётеборга.
Начало планирования – 2012 год. Сдан первый дом – 2015 год. Последний – 2017 год. Тем не менее, рядом с районом продолжается строительство.
Цены на покупку квартиры – в масштабе 200 тысяч евро (примеры).

 

Район – как шведский город в XVIII веке

В пёстрый, но уютный Валластаден можно доехать за полтора-два часа на прямом поезде от Стокгольма. Район небольшой и занимает всего восемь гектаров.

«Мы построили очень много на этом малом участке земли за короткое время», – говорит Линнея Скогфош, консультант по энергетике и климату в муниципалитете Линчёпинга.

Район выглядит эклектично, но, в отличие от города двухсотлетней давности, это не случайно. Авторы идеи вдохновлялись тем, как их город выглядел в XVIII веке: плотный, застроенный домами разной высоты и из разных материалов.

Плюс учли, как Швеция выглядела пару столетий тому, до аграрной революции: сплошь маленькие деревни, окружённые полями.  Так появился район с разными типами жилья, от квартир до отдельных домов, частью которого является линейный парк.

Валластаден населяют люди из разных социальных групп: от студентов, получающих стипендию на аренду, до пенсионеров и собственников квартир. Кстати, аренда стоит как в центре, но студентам компенсируют часть стоимости аренды.

 

Градостроительные решения отдали в частные руки

Город отказался от идеи решать, что и как будет построено в новом районе, и устроил архитектурный конкурс. Его выиграла компания Okidoki Arkitekter из Гётеборга, которая создала план развития района, учтя генеральный план города.

Центральными идеями создателей района были добрососедство и социальная устойчивость. Эти идеи особенно актуальны сейчас, когда приезжие интегрируются в шведское общество.

Архитекторы и городские власти стремились также решить проблему унифицированных, одинаковых домов, говорят авторы фильма о Валластаден.

«Если вы спросите меня, что происходило в шведском градостроительстве за последние 15 лет, то я отвечу вам: ничего», – говорит Ричард Старк, архитектор из Okidoki.

 Скриншот – vallastaden2017.se

Получив свой проект и разработав план, Okidoki Arkitekter практически для каждого здания нашли отдельного застройщика.

«Разработка велась на государственной земле, и агентство по разработке проводило конкурсы для каждого здания», – пишет на medium.com Джейкоб Уилсон, градостроитель и исследователь креативного дизайна из Лондона.

В итоге застройкой занимались как крупные компании с классическим подходом, так и небольшие, но более смелые в решениях.

 

Район пока не умный, но может стать им

Малин Гранат, чья докторская диссертация посвящена цифровизации и умным городам, изучает рост Валластадена в течение нескольких лет. Она убеждена, что район может стать умным, хотя и имеет проблемы.

«Умный» часто означает «цифровой», с датчиками в стенах и холодильником, который сам заказывает молоко. Но это было бы не очень умно, так мы рискуем оказаться в плену технологий, которых уже не желаем,пишет журнал Университета Линчёпинга. – В Валластадене уже создана инфраструктура, а сервисы для жителей, начиная с каршеринга, появятся следом», – прогнозирует она.

 

Улицы, которые замедляют людей

В каждом квартале есть общественные пространства – отдельные здания с лаунжем. Кроме того, улицы района и их иерархия таковы, чтобы люди и транспорт могут их делить безопасно.

В этом тихом районе человек приоритетнее автомобиля. Эти места были спроектированы с целью замедления темпа и стимулирования встреч в повседневной жизни, пишет журнал Университета Линчёпинг.

 На переднем плане вакуумная система сбора отходов, а прямо за ней – прозрачные стены общественного здания

 

Въезд автомобилей запрещён, и некоторые думают их продать

На большинство улиц внутрь района запрещён въезд на автомобилях, включая не только легковые, но и грузовые. Парковок не очень много и они находятся снаружи района.

Так получается, что автомобилисты и пользователи общественного транспорта в похожих условиях: и тем, и другим нужно идти 5-10 минут до своего транспорта. На автобусе можно доехать до центра примерно за 10 минут.

«Важно было, чтобы вместо автомобиля можно было пользоваться велосипедом или общественным транспортом», – говорит Линнеа Скогфош из муниципалитета.

Сейчас 13% ежедневных поездок в городе совершается на общественном транспорте. К 2030 году их долю хотят увеличить до 20%

Вокруг района есть парковки, но их не очень много. Здесь постарались отдать приоритет велосипеду, общественному транспорту или шерингу автомобилей. Жители района получают бесплатный пробный проездной на общественный транспорт, бесплатный шеринг машин. История аккаунта в каршеринге у некоторых жителей доходит до пяти лет.

Рядом с районом находится университет, который проводил исследование транспортных привычек жителей, говорит представительница муниципалитета. Некоторые из опрошенных говорили, что привычки изменились, потому что это место близко ко всему, и они даже думают продать машину.

Шеринг обычных и грузовых велосипедов здесь тоже бесплатный, а из района к центру строят обособленную велодорожку, чтобы ехать и не останавливаться.

Движущиеся по ней велосипеды получат приоритет перед автомобилями.

Почти треть ежедневных поездок в Линчёпинге совершается на велосипеде, а к 2030 году их долю хотят увеличить до 40%. Долю автомобилей – снизить с 60% до 40%.

 

Отходы всасывает вакуумная труба

Мусор здесь не вывозят от дома – улицы узкие, и много куда грузовикам въезд запрещён. Часть отходов жители сортируют по видам вторсырья, часть – складывают в пакеты, которые по системе вакуумных труб попадают на завод.

Органические компостируемые остатки обязательно нужно класть в зелёные пакеты, не перерабатываемые отходы – в пакеты любого другого цвета. Это нужно, чтобы на заводе срабатывала оптическая сортировка. Расчёт платы происходит за вес (подробнее, но сложным языком читать по ссылке).

Всё остальное нужно относить в специальное отдельное здание: макулатура, газеты, прозрачное и цветное стекло и так далее.

«Недостаток системы в том, что если ты живёшь далеко, то далеко и нести. Но зато это не занимает много места на улице», – говорит Линнеа Скогфош.

 

Углеродная нейтральность – через шесть лет

Через шесть лет город планирует стать углеродно нейтральным, и в этом помогут новые технологии.

«Было бы очень сложно избавиться к этому времени от машин. Да, мы можем уменьшить выбросы, но недостаточно, и потому будем производить больше электричества из возобновляемых источников», – объясняет представительница муниципалитета.

В Валластадене также работают с сохранением тепла: каждое здание в районе на 25% и более энергоэффективно свыше того, что предусмотрено национальными требованиями.

Есть также энергопассивные и энергопозитивные дома, то есть дома, которые потребляют столько же энергии, сколько производят, или даже меньше. Это возможно за счёт рекуперации, или повторного использования перегретого воздуха; инсоляции, то есть хорошего доступа солнечного света в помещения; установки солнечных панелей (но они всего в двух домах).

 

Запрет парковать автомобили – гораздо больше, чем кажется

Считается, что Валластаден такой один в Швеции. С другой стороны, инновационный не только он. Опыт минимум ещё двух мест предлагает организация «Умный город в Швеции», созданная Исследовательским институтом окружающей среды.

  • Hammarby Sjöstad на месте промзоны в Стокгольме,
  • Western Harbor в Мальмё
  • и другие (ссылка на лучшие практики, внутри фото плюс текст на английском).

Среди решений организация рекламирует не только сортировку отходов или реновацию заброшенных заводов. Шведский опыт говорит, что можно перевести 90% городских автобусов на биогаз, как в Стокгольме. Можно делать пиво на очищенной воде (гуглить как Pu:Rest beer, видео смотреть по ссылке).

Можно строить энергопассивные дома. Организовать участие граждан в распределении городского бюджета и, наконец, выбрать себе мэра вместо председателя исполкома.

Можно запретить автомобилям въезд на отдельно взятые восемь гектаров города. Рассматривая этот опыт, важно помнить: запрет парковать машины в районе иногда не только то, чем кажется. Это часть системного решения жилищных и социальных проблем.

 

Умному району нужны умные граждане

В Валластадене немало решений, которые в Беларуси считают умными. Тем не менее, исследовательница, которую цитирует журнал Университета Линчёпинга, умным его пока не считает, потому что инфраструктура – это недостаточно.

Она не упоминает о другой вещи, которая привычна в Швеции гораздо больше, чем в Беларуси: это участие граждан в принятии решений, в том числе в распределении бюджета.

Важный элемент умного города – это именно эффективное перераспределение ресурсов, как считает исполнительный директор Baltic Internet Policy Initiative Михаил Дорошевич. Он говорит, что умный город – это город с умными горожанами, «вовлечёнными и реально принимающими участие», а не «потребителями сервиса».

Этот способ партисипации, или участия в принятии решений, не так уж и стар: в Европу он пришёл в 90-х годах из Латинской Америки. Применяется и в Украине.

В Швеции тоже есть опыт: например, в районе Гётеборга под названием Бископсгордене жители начали участвовать в распределении жилищного бюджета в 2019 году.

И это не единственная попытка управлять городом совместно с горожанами. Партисипативные бюджеты есть примерно у 40 из 290 муниципалитетов, уточняет для Зелёного портала Лена Ланглет, руководительница проекта по развитию партисипативного бюджетирования и демократии из ассоциации SALAR в Швеции. По её словам, муниципалитеты довольно независимы и решения о партисипативном бюжете принимают сами.

Мы не нашли упоминаний о Линчёпинге. Но, как и говорит исследовательница Малин Гранат, новый район Валластаден имеет шансы стать умным в полном смысле слова. Особенно – если так решат власти города или его жители.

Когда в Беларуси будут заимствовать инфраструктурные решения таких районов – важно не забыть о главном: умному городу нужны умные горожане. И это значит, что у них надо спрашивать не только о том, пора ли заменить лампочку.

Это третий из серии текстов, подготовленных по итогам поездки «Шведская система обращения с отходами и устойчивость», организованной Шведским институтом для журналистов в сентябре 2019 года.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 06.12.2019

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.