Шлях

Деньги на машину ушли на животных. История о том, как девушка ездит на дачи и ловит диких собак

Дикие собаки – это, как правило, те животные, которыми никто не хочет заниматься. Потому что и сложно, и страшно. В райцентрах именно на них чаще всего вызывают отстрел. И судьба у них незавидная.

Но Настя Лашкевич решила дать счастливый билетик такими пёсикам и собрала команду помощи «Фортуна». Ребята всю осень и зиму специально ездили на дачи, вылавливая диких собак, которые там остались. Настя рассказала Зелёному порталу, как работать с такими животными и почему они на самом деле не злые, а просто очень трусливые.

«Фортуна» началась в июле прошлого года с двух смелых девушек – Насти и Юли. За эти месяцы команда немного подросла и изменилась. Юля отошла от дел, поэтому сейчас «Фортуна» – это Настя, её муж Эдуард и волонтерка Рада. Им помогают врачи ветклиники «Питомец» и кинолог.

К моменту открытия «Фортуны» у девушек уже были собаки на попечении. Они хотели их пристроить и сделали день открытых дверей. Тогда о них никто не знал, и по рекламе в Instagram к ним пришло 15 человек. Начало положено!

Ловить диких собак девушки начали осенью. Сначала у них было мало подписчиков и приходилось в работу вкладывать свои средства. Теперь это уже довольно известная команда и некоторые люди им помогают постоянно.

Первая точка, куда ребята поехали, – на дачу к Насте. Там девушка впервые узнала, что такое, когда собака на тебя бросается. Уже как человек, изучивший кинологию, волонтерка поясняет, что собаки обычно отвечают своим поведением на поведение человека.

«Я ее ловлю –  она защищается, кусает. Если собака нападает сама, то это либо защита территории, либо проблемы со здоровьем. Но случаи бешенства среди собак у нас редко регистрируются. Обычно стаи все прикормленные, потому что люди добрые и с ними делятся. А таких собак, чтобы они были злые и без причины кидались, нет», – говорит Настя.

В основном дикие собаки – это собаки, которые родились на улице и их гоняли люди. Они просто жили на одной точке, видели, как убивают их сородичей, перемещались на другую. И от этого они боялись и не социализировались. Это не дикие животные, как в лесу, они просто очень сильно боятся.

 «На тех дачах были три беременные мамы. Мы думали, как их ловить и что с ними делать. Без адаптации никто на передержку не брал. Все готовы были взять только с условием, что собака не убежит, а я гарантировать не могу», – вспоминает Настя.

В результате ловить решили на седалин – это успокаивающее средство. Его добавляли в пищу и собака в течение восьми часов засыпала. В Беларуси его не купить, приходилось заказывать из-за границы. В Европе он стоит дешево, в Украине и России – в несколько раз дороже. Финансовых сборов не хватало, получалось ловить долго и неэффективно.

Ребята начали искать, какие есть еще способы, и поняли, что нужна клетка-собаколовка. Сейчас такая клетка одна на всю Беларусь, и волонтеры по очереди берут её у «Эгиды». Очередь растягивается на месяцы, а часто нет времени столько ждать. На данный момент команда нашла фирму, которая готова сделать такую клетку, и ведёт сбор средств у себя на сайте и в соцсетях – нужно в районе 170-190 рублей.

Пока команда оставалась без клетки, Эдуард предложил сделать палку-удавку и ловить псов на горячую голову. Так работа действительно пошла быстрее, и стало возможно стерилизовать собачек в тот же день.

Со всеми медицинскими манипуляции команде помогает клиника «Питомец». Анастасия сейчас там работает администратором, а в выходные ловит и привозит диких собак на операции. Когда она стерилизовала там свою личную собаку, то познакомилась с врачом Татьяной Волкович.

Та предложила ей примкнуть к проекту Пина.бел и покрывать операцию через сборы. Плюс врач предложила принимать диких собак в тот же день по живой очереди. Она никогда не знает, с кем приедем Настя, будет собака беременной или нет, в каком состоянии. Всё решается оперативно на месте, и проводится стерилизация.

Такой подход оправдал себя. После операции пёсики едут домой к Насте отлежаться в клетке. Через пару дней их сначала знакомят с домашними собаками, а потом учат не бояться людей. Как правило, с другими животными дикие собаки проще ладят, а вот людям не доверяют. Но это всё вопрос времени и желания человека.

Сейчас у Насти своих собак трое. Первого бородача Лаки она забрала с Гурского три года назад. Чернявая Буся болела пироплазмозом и приехала год назад на передержку, ей Лаки перелил кровь, и в результате она осталась в семье.

И третья – рыжуля Мая – появилась осенью. Она как раз была дикой дачной собакой и, первый раз попав в квартиру, просто сидела, повесив нос. Четыре месяца тренировок – и она уже не боится людей, лижет лицо хозяйке.

У Майи есть ещё моменты, над которыми нужно поработать: она боится улицы и не любит, когда ее трогают, – но в остальном она адаптировалась к квартирной жизни.

 

Диких – выпускаем, дружелюбных – пристраиваем

Если собака, которую удалось выловить, совсем дикая, Настя разговаривает с местными жителями, насколько вероятно, что там кто-то вызовет отлов или её отравит. Если собака им не мешает и есть люди, которые её подкармливают, то она возвращается на место.

На неё вешают адресник, а в деревне или садовом товариществе ставят табличку, что все эти собаки под кураторством «Фортуны» и, если есть вопросы, можно обращаться по телефону. Если в такое поселение приходит новая собака, местные уже сразу звонят Насте, чтобы не допустить новых щенков.

Если собака дружелюбная или её не хотят принимать обратно, волонтёрка её социализирует, отдаёт на передержку и ищет ей дом. Как правило, такие пёсики уезжают в частные дома или к заядлым собачникам, у которых уже есть не одно животное. Новым хозяевам Настя всегда говорит, что будет тяжело, но они справятся, и она поддержит, и кинолог поможет адаптироваться на новом месте и наладить отношения.

За полгода уже были стерилизованы собаки в шести точках под Минском. Сейчас Анастасия занялась Колодищами. Идея заключается в том, чтобы уменьшить приток собак в столицу и чтобы меньше их попало в отлов. Раньше она ловила только девочек, но сейчас уже забирает и кобелей, потому что их очень много.

 

Как говорить с собакой

Настя замечает, что часто люди не находят общий язык с собаками, потому что не умеют с ними общаться. Пёс показывает своё настроение знаками тела и не всегда хочет, чтоб его трогали. А люди воспринимают такое поведение, как агрессию: не хочешь гладиться, значит, ты злой. На самом деле, собаке просто не комфортно, потому что она не приучена к такому поведению.

Местные жители в таких ситуациях могут вызвать отлов, а он не помогает. Часто в отлов попадаются собаки на самовыгуле, потому что они более социализированные. А дикие собаки убегают, прячутся и продолжают приносить потомство.

Когда Настя едет на охоту, она заранее интересуется, насколько дикая собака. Часто люди считают, что она дикая, а собака, на самом деле, идёт к руке. Значит, она просто трусливая и близко не подходит, потому что боится, что на неё поводок накинут. Таких заманивают на участок и ловят. Дальше обычно связывают лапы и челюсть и везут на операцию.

 

Без закона тяжело

Если Настя находит собаку, которая выглядит домашней, она ищет её хозяев. Но, как признаётся волонтёрка, хозяева обычно объявляются через несколько месяцев, на середине лечения или адаптации, да еще и такие, которым судьба собаки не особо интересна.

«К сожалению, по закону я ничего им не могу предъявить. Это я порчу их имущество. Гражданский кодекс говорит, что потеряшку необходимо вернуть хозяину, если он известен. Если хозяин не объявился за шесть месяцев, питомец уже считается ничейным и его можно пристраивать в новый дом. Но любые необратимые действия в течение этого полугода, которые не предусмотрены медицинскими показаниями (та же кастрация), попадают под действие статьи 218 Уголовного кодекса Беларуси: умышленное уничтожение либо повреждение имущества. Они, например, хотели размножать своего кобеля, а я его испортила. Поэтому это я должна им выплатить деньги», – объясняет правые нюансы Анастасия.

Хотя если собака слоняется одна по улице, её кусают местные дворняги, о каком хозяине может идти речь… Собака покалечена – по логике, хозяин должен нести ответственность, но по закону ему нечего предъявить, а вот волонтера, который лечил пса, при желании «наказать за помощь» можно.

На саму Настю уже вызывали милицию – и она платила штраф. Вызвал сосед из-за того, что у неё в квартире ночью пищали щенки. В результате они с мужем переселили щенков в машину и по очереди с ними ночевали.

В правовом плане работа волонтёров совсем не защищена. Это отлично показывает и ситуация с живодером из Минска, о котором уже знают, наверно, все жители столицы. Милиция не захотела с ним разбираться и закрыла дело. Волонтерам стоило приложить много усилий и месяцев труда, чтобы убедить прокуратуру заново возобновить дело. Но результата всё ещё нет.

 

Вижу собаку, забираю собаку

Анастасия говорит, что сейчас у неё не стоит вопроса, забирать собаку или нет. Конечно, да. Вопрос только в том, куда её определить после стерилизации. Найти подходящую передержку непросто. Плюс, если собака дикая, не каждый вольер ей подойдёт. Если выпадет шанс, она его разломает и сбежит, даже больная, даже от щенков.

Собакам просто настолько бывает страшно, что они ничего не могут с собой поделать и не видят другого выхода. К сожалению, недавно так и получилось, мама ночью всё разгрызла, кинула восемь щенят и унеслась. Её продолжают искать в Колодищах.

 Если вы видели эту собаку в Колодищах, обращайтесь в «Фортуну». Её очень ждут

«В таких ситуациях, когда ищешь собаку, больше всего меня удивляет, что никто ничего не видит. Собаки нет. У меня плохое зрение, но волонтерство научило меня лучше видеть. Потому что я теперь вижу всех собак, которые есть на улице. Я –  их, а они – меня», – говорит Настя.

Больше всего на улице жалко ручных собак. Их часто отвергает стая, они самые худые и больше страдают. Это всегда собаки, у которых раньше был хозяин, но их потеряли или выкинули на улицу.

 

Больше помощь – больше счастливых пёсиков

Сейчас у «Фортуны» на кураторстве 14 собак: восемь щенков и шесть молодых взрослых пёсиков. Помочь команде можно на их сайте. Все актуальные новости о собаках, видео и фото они выкладывают на страницах в соцсетях: Instagram, ВКонтакте, Facebook.

Помощь идёт каждому животному адресно. Есть люди, которые постоянно помогают какой-то конкретной собаке. Даже у Майи, которая живёт у Насти, есть своя фея-крёстная, которая ей до сих пор ей помогает.

«Очень здорово, что есть такие люди. Я очень радовалась, когда начала получать отклики, когда звонили, спрашивали, чем помочь».

Настя делится, что в перспективе хотела бы продать квартиру, купить дом и взять спинальника – собаку с поломанным позвоночником. Ей очень интересно позаниматься с ним реабилитацией, изучить это направление.

Волонтёрка говорит, что слепые собаки тоже очень интересные. Ветврач Татьяна, которая помогает команде, берёт собак с такими проблемами со здоровьем и занимается ими. У неё есть очень счастливый глухой и слепой пёс, которых всех различает по запаху. И очень радуется, когда узнаёт. К сожалению, часто бывает если такая собака переживает своего хозяина, то родственники от неё отказываются.

«Раньше я думала, взять собаку – это класс, я помогла одной собаке. А потом мне стало маловато, надо еще другим собакам помочь. Сейчас взяла диких, и вот хочу ещё взять животных с инвалидностью.

Нам с мужем на свадьбу отец подарил деньги на машину. Все деньги в этих собаках, – улыбается Настя. – Но я очень рада, что так получилось. Я рада, что могу быть полезна им. А если они еще и радуются в ответ – это вообще счастье. Это очень круто».


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 10.03.2021

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.