Сажайте деревья, а не журналистов

«Иловая вонь, которой нет». Трагикомедия в четырёх действиях

Порой высказывания чиновников не стоит анализировать, их надо просто слышать. Зелёный портал побывал на общественном обсуждении и публикует пьесу.

11.09.2019 Грамадства Аўтар: Наста Захаревич Фота: Наста Захаревич

 

Действующие лица

Местные жительницы и жители – люди, которые устали жить в вони.

Чиновницы и чиновники – представители государственных органов и ряда предприятий, чья работа связана с проблемой. Обобщение сделано для упрощения восприятия текста.

 

Пролог

Жители нескольких деревень Минского района живут в постоянной вони. У своих частных домов они не могут сажать огород, сушить бельё на улице или отпускать детей гулять. Не могут даже просто открывать окна.

В 2018 году активистская группа стала бороться за то, чтобы вонять перестало. Чиновники упорно отрицают наличие проблемы. Седьмого сентября по поручению Администрации президента прошла встреча чиновников с местными жителями.

 

Действие первое. Очень комплексный вопрос

Кто-то из чиновников зачитывает поступивший ранее вопрос:

Вопрос первый. В августе установилась жаркая погода, что способствует появлению стойкого удушающего запаха с ароматом гари. Запах вызывает головную боль, тошноту, подавленное состояние, вызывает расстройство со стороны центральной нервной системы. Может ли такая среда называться благоприятной?

Чиновница отвечает:

Вопрос оценки качества среды обитания явяется очень комплексным. В нашей стране в рамках компетенций министерства здравоохранения и центров эпидемиологии мы работаем в рамках того законодательства, которое есть. Это законодательство системное, комплексное, оно не является статичным, оно постоянно пересматривается, совершенствуется с учётом современных международных тенденций, с учётом опыта, который существует в Российской Федерации, в странах бывшего Советского союза, Европейского союза. Мы постоянно учитываем мнения населения, которое проживает в определённой среде и проводим соответствующие научные исследования.

Также я хочу сказать, что та система нормирования, которая сформирована, она зиждется на классических научных подходах, которые постоянно совершенствуются, экспериментальных данных, и это не значит, что мы переписываем какие-то цифры, которые есть в других государствах, но, несомненно, мы их учитываем при установлении наших норм. Система учитывает разные факторы воздействия в среде обитания, мы понимаем, что человек живёт в сложной многокомпонентной среде, и опасности – химические вещества, физические факторы, патогенные микроорганизмы – воздействуют на человека как на рабочих местах, так и при его жизнедеятельности как простого гражданина. Мы учитываем также чувствительные группы населения, учитываем время воздействия этих веществ, и собственно по вопросам качества атмосферного воздуха законодательство достаточно современное.

Мы, проводя нормирование и устанавливая предельно допустимые концентрации, оцениваем вещество очень многосторонне. Мы оцениваем, какими путями оно поступает, на какие системы оно воздействует. И, соответственно, те концентрации, которые при самых низких показателях вызывают какие-то биологические ответы в организме при поступлении через дыхательные пути, через кожу или с питьевой водой, учитываются при установлении ПДК. Поэтому сказать, что у нас система как-то не отработана, было бы неправильно.

 

«Я ответила на ваш вопрос»

Выкрики из зала:

И что? У нас всё хорошо? Где ответ на вопрос?

Зал затихает.

Местная жительница:

Вам конкретно был задан вопрос: насколько благоприятны условия среды обитания нашего населения?

Чиновница:

Я думаю, исходя из того, что я сказала, я ответила на ваш вопрос. Мы занимаемся обоснованием...

Крик из зала:

Чем вы занимаетесь, мы знаем! Вы дайте ответ на поставленный вопрос!

Чиновница:

При соответствии ПДК среда является и безопасной и благоприятной.

Зал злится, кричит и аплодирует.

Местная жительница:

Где эти документы? Я могу их увидеть?

Чиновник:

Да, вы можете ознакомиться с протоколами. Сейчас четыре раза в месяц выезжает лаборатория, выезжает и ночное, и в дневное время. Два раза выезжает по согласованию с водоканалом, а два раза выезжает без предупреждения водоканала и совместно с представителями вашей группы. Есть у вас активисты, которые обращаются к нам, и мы вместе выезжаем.

Местный житель:

Да прекрасно водоканал знает, когда вы выезжаете!

Чиновник:

Конкретный вопрос. Спросили у меня про лабараторные исследования – я ответил. Спрашивайте ещё.

Крик из зала:

То есть жить в этой вони – это нормально! Нюхать целый день...

Чиновник:

Подождите, давайте дальше пойдём по вопросам, которые вы задавали, потом будут дополнительные...

Зал кричит, возмущения местных жительниц и жителей сливаются в равномерный гул. Через какое-то время люди затихают.

 

«Создать освежитель на базе этой вони»

Местная жительница:

Вот скажите, а вы туда сами выезжали?

Чиновник:

Да, был.

Местная жительница:

И вот чисто по-человечески скажите: воняло?

Чиновник:

Запах ощущался.

Местная жительница:

Запах ощущался. И это норма? Жить в этом запахе – это норма?

Чиновник:

Запах ощущается, но я вам хочу пояснить: вещества в атмосферном воздухе нормируются.

Зал снова кричит.

Местный житель:

Да сколько мы ещё будем это нюхать?

Чиновник:

Давайте по порядку рассматривать вопросы.

Местный житель:

Но это основной вопрос нашей встречи! Когда вы что-то сделаете, чтобы нам не воняло?

Чиновник:

Хорошо. Этот вопрос касается проводимых мероприятий, и мы адресуем его водоканалу.

Местный житель:

Подождите, но вы ведь не признали проблему! Как вы можете проводить мероприятия, если вы не признаёте, что есть проблема!

Местная жительница:

Я предлагаю создать освежитель на базе этой вони и распылять вам всем у себя дома!

Зал аплодирует.

 

Действие второе. Хочу митинг и вернуться к первому вопросу

Местная жительница:

Я хочу вернуться к первому вопросу – у нас ситуация, когда мы постояно ощущаем неприятный запах до эффекта невероятной вони. Я так понимаю, зал подтвердит, что воняет?

Зал аплодирует.

Местная жительница:

При этом нам говорят, что ПДК не превышено. Вот, я зачитываю письмо от Научно-практического центра гигиены: «Предотвращение появления запахов, раздражающего действия и рефлекторных реакций при воздействии загрязняющих веществ обеспечивается соблюдением максимально разовых ПДК.» Подписано Е.В. Дроздовой.

Я правильно понимаю, что предотвращение появления запахов обеспечивается соблюдением ПДК?

Чиновник:

Да.

Местная жительница:

Значит, раз запахи есть, ПДК превышена?

Чиновник:

Нет.

Голоса из зала:

Нет? Как нет?

Давайте выяснять, пока не выясним.

Чиновники замялись, решают, кто будет отвечать, долго передают микрофон.

Те самые пруды. Фото – onliner.by

Чиновник:

ПДК разрабатывается на основе рефлекторных реакций. Рефлекторная реакция – это ощущение запаха. И если запах есть, то ПДК превышена. Но это касается только изолированных фракций. Конкретных концентраций аммиака, сероводорода и другого – речь о единичном загрязняющем веществе.

Местная жительница:

То есть смесь веществ может давать запах, но не превышать ПДК?

Местный житель:

Может, надо пересмотреть как-то эти нормы?

Чиновник:

Аналогичные значения ПДК и в других странах: в Европе, в России.

Местный житель:

В России митинги! И у нас будут, хотите? Людей доведёте, они станут кордоном, и вообще ни одна машина туда не заедет! Хотите так? Будет так! И тоже всё по ПДК!

 

Действие третье. «Поднимите один палец, и я это увижу»

Местный житель:

Ситуация простая: людям воняет, у них ухудшается здоровье.

Чиновница:

У нас есть аккредитованная лаборатория, которая проводит производственный контроль

Местный житель:

Если вы хотите меня перебить, поднимите один палец, и я это увижу. Так будет проще.

Так вот, вы говорите, что есть три фирмы, в которые вы отправили запрос [на оборудование для мониторинга]. Ситуация стоит очень остро, и мне кажется, что принять предложение любой из этих фирм было бы более гуманно, чем ждать ответы от ещё пяти фирм, ждать коммерческие предложения ещё полгода.

Чиновница:

Но вы ведь хотите, чтобы было современное [оборудование]. И мы хотим.

На данный момент, повторюсь, у нас аккредитованная лаборатория, которая проводит этот мониторинг и самостоятельно, и с инициативной группой. Мы не отпустили этот вопрос и не сидим просто так, пока выбираем фирму.

Местный житель:

По мониторингу есть совершенно простой ответ. Разовый мониторинг недостаточный. Мы дышим каждый день, и это значит, что надо измерять среднесуточные показатели. Более того, надо измерять среднесуточные показатели по эффекту сумации, чего вы не делаете. Я правильно говорю?

Чиновница:

Нет.

Зал возмущённо кричит.

Чиновница:

По поводу коэффициента суммации вы немного путаете. Коэффициент суммации рассчитывается по измерениям. Коэффициент суммации для нас состоит из двух веществ. Так как в акте инвентаризации выбросов наши выбросы – это аммиак, сероводород и метан, в группе суммации у нас аммиак и сероводород. Для нас.

По поводусреднесуточной концентрации. Постановления Минздрава нет. Норматива для аммиака и сероводорода по среднесуточной концентрации нет. Поэтому мы оцениваем максимально разовые. С чем сравнивать ваши среднесуточные, если нет нормативов?

 

Мы должны дышать нормативами

Местный житель:

То есть, мы должны дышать говном только потому, что нет нормативов?

Чиновник:

Мы обязаны мониторить и мы мониторим в своей лаборатории. Остальное – это ваше субъективное мнение.

Местная жительница:

Вы нам рассказываете, что вы прорабатываете какие-то вопросы. Вы решили, что здесь собрались какие-то глупые бездарные люди? Здесь люди с высшим образованием. Вопрос закупок стоит в нашей стране не один год, и как проходит эта процедура, мы все знаем. Для того, чтобы провести процедуру закупок, нужно составить техническое задание, а для этого нужно знать технические характеристики. Для этого не нужны годы, десятилетия! Для этого достаточно недели!

Чиновник:

Вы, наверное, не слышали, но я только что ответил на этот вопрос.

Местный житель:

С сегодняшнего дня в какие сроки вы вложитесь?

Чиновник:

Мы собираем информацию, чтобы составить грамотное техническое задание.

Голос из зала:

Вам года хватит? Сколько времени вам надо?

Местный житель:

У нас в стране есть станции, которые занимаются замерами. Вам мало их опыта? Чтобы составить техническое задание, достаточно обратиться в Могилёвскую промзону – там уже стоит такое оборудование.

Чиновник:

Я вас понимаю. Такие системы в республике есть, но на такие показатели, которые мы хотим получить, в республике, к сожалению, нет.

Местный житель:

Я вам сам скажу, что надо добавить на те станции. Там надо добавить один датчик.

Чиновник:

Вы наш адрес знаете. Присылайте свои предложения.

Местный житель:

Мы к вам ходили. Написана куча писем, было много походов. Мы и у министра были, а воз и ныне там.

Чиновник:

Присылайте нам, мы рассмотрим.

Зал смеётся и аплодирует.

 

Действие четвёртое. Тысяча свиней и одна корова

Местный житель:

Мы знаем, что санитарно-защитная зона предприятия Волма установлена в размере 500 метров. У свинарников защитная зона – 1000 метров.

Чиновник:

У нас свинарников нету! Коровники – это совсем другое.

Местный житель:

Суть в том, что свинарники, коровники, да хоть кто там... здесь два миллиона человек (речь о жителях Минска, осадок из чьей канализации оказывается в результате в иловых прудах), и для этих людей санитарно-защитная зона – 500 метров. Вам не кажется это несправедливым?

Чиновник:

Очистные сооружения нормируются в зависимости от мощности предприятия.

Пауза.

Местный житель:

Вы говорите, говорите. Какие нормативы, о чём речь? Там тысяча свиней, здесь два миллиона человек. Вам это кажется справедливым?

Чиновник:

Санитарная зона для свиноводческого комплекса от 13 тысяч голов – один километр. Правильно?

Местный житель:

Допустим. Да.

Чиновник:

Ну вот!

Местный житель:

Что вот? Вы мне читаете закон, что нужна охранная зна в 1000 метров, потому что 12 тысяч кого угодно там – сороконожек – какают. А у нас два миллиона человек, а зона 500 метров. Никто в этом противоречия не видит?

Чиновник:

Очистные сооружения имеют размер 500 метров. Всё зависит от мощности. При суточной мощности до 280 тысяч СЗЗ – 500 метров.

Местный житель:

Можно спросить у водоканала, какая мощность их предприятия?

Крики из зала:

Сейчас скажет, что 200!

900!

Чиновник:

Фактическая пропускная мощность – 450 тысяч в сутки.

Местный житель:

Почему санитарно-защитная зона составляет при этом 500 метров?

Голос из зала:

Отвечайте очень аккуратно!

Зал смеётся.

 

«Я не поняла вопроса»

Чиновница:

Санитарно-защитная зона минской очистной станции составляет 800-1000 метров. Санитарные нормы и правила не регламентируют порядок установления СЗЗ для отдельно стоящих иловых прудов. На сегодняшний день мы делаем сбор лабораторных данных для корректировки и составления акта инвентаризации выбросов. После этого мы разработаем расчётный проект СЗЗ, в котором будет выполнена оценка риска.

Голос из зала:

Почему всё всегда «потом»?

Чиновница:

Потому что над надо собрать лабораторные данные.

Местный житель:

Почему это не было сделано перед тем, как вводился в эксплуатацию 18-й пруд?

Чиновница:

Почему? Мы это делали.

Местный житель:

Но вы всё равно выбрали санитарно-защитную зону минимальную.

Чиновница:

Я не поняла вопроса.

Местный житель:

Почему после строительства 18-го пруда размер СЗЗ остался 500 метров, а не стал 1000?

Чиновница:

Ну, по проекту! Проект нам создала специализированная организация, и была установлена базовая СЗЗ.

Местная жительница:

Простите меня, вы сказали в начале, что проект пруда разрабатывался согласно базовой СЗЗ, установленной в нормативах – в санитарных правилах. Если нет, тогда размер санитарно-защитной зоны должен был быть разработан на этапе проектирования.

Чиновница:

Я вот этого не говорила. Вы у меня этого не спрашивали. Я могу сказать, что корректировка СЗЗ была проведена в 2017 году с учётом 18 пруда, когда он был на стадии проектирования, и была установлена базовая СЗЗ.

Местная жительница:

Почему, когда разрабатывался 18-й пруд, вы взяли 500 метров?

Чиновница:

А почему мы не могли взять базовую СЗЗ?

Местная жительница:

Потому что у вас производительность больше, чем указана в санитарных нормах!

Фото – onliner.by

Чиновница:

Я вам объясняю, что в санитарных нормах не регламентирован порядок установления СЗЗ для отдельных иловых прудов.

Местная жительница:

Если они не регламентированы, то вы не можете опираться на санитарные нормы и правила! Вы же сами себе противоречите! Вы говорите, что вы использовали санитарные нормы и правила, но там ведь это не регламентировано.

Чиновница:

Я не говорила, что я использую санитарные нормы и правила. Была произведена корректировка и установлена базовая СЗЗ – 500 метров.

Местная жительница:

Каким образом была произведена корректировка?

Чиновница:

На основании выбросов.

Местная жительница:

Каких?

Чиновница:

Учитывались расчётные выбросы.

Местная жительница:

Если вы производили корректировку СЗЗ, значит, ваш проект после корректировки дожен был пройти государственную санитарную экспертизу. Я правильно понимаю?

Пауза.

Чиновник:

Да.

Местная жительница:

Он прошёл?

Чиновник:

Нет.

Местная жительница:

Почему?!

Зал аплодирует

Чиновник:

Потому что устраняются недочёты по проекту.

 

Эпилог. Ни один чиновник в ходе встречи не пострадал

Встреча длилась три с половиной часа. Чиновники не смогли ни в чём убедить местных жителей: должностныя лица были подготовлены ко встрече явно хуже. Они пообещали работать над вопросами и согласились провести следующую встречу через месяц. На ней они должны будут отчитаться о проделанной работе.

Свою вину в том, что люди живут в вони, никто из них не признал.

Ни один чиновник в ходе встречи не пострадал.

 


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 11.09.2019

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.