Перейти к основному содержанию
25.01.2022 / 11:01

Вполне возможно, что энергетический спор может расколоть Европу и станет серьезным политическим вызовом. Зелёный портал решил разобраться в нюансах.

Хотя некоторые СМИ уже заявили, что Еврокомиссия признала газовую и атомную генерации допустимыми в рамках «зелёного» перехода к углеродной нейтральности, в действительности это не так.

Все началось после того, как 31 декабря Еврокомиссия опубликовала черновик решения о включении природного газа и атомки в список «зеленых». В документе говорилось, что при соблюдении высоких требований к стандартам безопасности для ядерных реакторов и при ограничении выбросов СО2 до объемов меньше 270 грамм на киловатт-в-час для газовых электростанций эти виды генерации энергии могут быть признаны «зелеными» во время переходного периода. Газовые электростанции смогут работать до 31 декабря 2035 года, а атомные электростанции можно будет использовать аж до 2045 года.

Данное решение вызвало бурную реакцию, расколов Европу на два лагеря.

Ряд стран во главе с Францией и Финляндией поддержали проект новой таксономии и признали ее соответствующей европейским экологическим стандартам. Германия, которая планирует закрыть свою последнюю АЭС в этом году, выступила категорически против атомной генерации, но за сохранение «переходного» статуса газовой. Австрия, Испания и Люксембург заявили о готовности блокировать принятие данной редакции таксономии на всех уровнях. Общественные объединения, такие, например, как Greenpeace, назвали этот проект примером гринвошинга и очередным доказательством слабости экологической политики Евросоюза.

 

Что дальше? Признают ли газ и атомку «зелеными» способами генерации или нет?

Пока Евросоюз затягивает принятие окончательного решения.

21 января экспертная группа при Платформе устойчивого финансирования (Platform on Sustainable Finance) должна была сделать заявление, определять атомную и газовую генерации в статусе переходных или нет. Этот институт отвечает за составление таксономии ЕС в рамках «Зеленой сделки», то есть решает, какие технологии и практики соответствуют Green deal, а какие нет. На момент написания статьи официальный вариант таксономии не был предложен. Однако ситуация настолько противоречивая, что с высокой вероятностью ни одно из принятых решений не удовлетворит все страны ЕС.

Охладить пыл может бюрократия Евросоюза. После окончательного решения экспертов принятый акт направят в Европарламент и Совет Европы, где его будут обсуждать на протяжении четырех месяцев. При этом оба института управления могут запросить дополнительные два месяца на его рассмотрение. Если против принятой таксономии выступит квалифицированное большинство, то есть не менее 20 представителей стран-членов ЕС в Совете или не менее 353 европарламентариев, то документ отправят на доработку. Если за полгода выступающего против квалифицированного большинства не соберется, то мнение экспертов будет признано и получит юридический статус в Евросоюзе. Однако страны могут постараться заблокировать решение на национальном уровне, что, конечно, не пойдет на пользу единству ЕС.

 

Что говорят сторонники и противники новой таксономии?

Тут стоит отметить, что и газ, и атомка рассматриваются как переходные. Сторонники этих видов генерации заявляют, что с учетом роста потребления электроэнергии резкий отказ от углеродных форм генерации может вызвать шок. Не во всех странах так хорошо развиты ВИЭ, а водородная энергетика является перспективной, но все еще недостаточно освоенной. Поэтому сторонники газа и атома полагают, что на время перехода к более современным и углеродно-нейтральным способам генерации можно использовать их. Даже Германия, которая является одной из самых передовых стран по развитию ВИЭ и которая может закрыть значительную часть своих потребностей с помощью возобновляемых источников, в первую очередь ветрогенерацией, не готова отказаться от природного газа и предлагает сохранить за ним статус «переходного».

С точки зрения экологических организаций такая нерешительность стран Евросоюза демонстрирует их неготовность должным образом бороться с изменением климата. Как отмечает Адриана Родриго, руководитель кампании Greenpeace против сохранения за газом и атомом статуса «зеленых» генераций:

«Новая таксономия могла бы поставить крест на любых попытках гринвошинга в области энергетики, но вместо этого она стала настоящим монстром. Атом и природный газ нельзя назвать "зелеными". Сегодня на газовую генерацию приходится больше выбросов CO2 в Европе, чем на угольную, а атомная промышленность за семьдесят лет своего существования так и не нашла решения, куда девать растущую гору радиоактивных отходов. Поэтому Европейская комиссия должна полностью исключить эти технологии из руководящих принципов устойчивого инвестирования ЕС».

Саму таксономию называют в Greenpeace «Таксонозаврус» и предлагают отправить туда же, куда и добычу углеродного топлива — в историю.

Поддерживают эту позицию и наиболее решительно настроенные в вопросах борьбы с изменением климата страны. Так, министр климата и энергетики Австрии Леоноре Гевеслер считает, что атомная энергетика является слишком дорогим и слишком медленным способом противостоять проблеме изменения климата. Даже если мы поставим за скобки вопрос безопасности и утилизации ядерных отходов.

«Это может быть похоже на то, что мы решили оставить проблему нашим детям, с надеждой, что они решат ее», заявила она информационному агентству AFP. Бескомпромиссную позицию по этому вопросу также занимают Люксембург, Дания и Испания. По мнению министра окружающей среды Люксембруга Кароль Дайшбург, признание за ядерной энергетикой статуса «зеленой» может быть воспринято как ошибочный сигнал и приведет к новым попыткам гринвошинга.

На другой стороне расположились Франция и Финляндия, которые выступают за сохранение атомной энергетики в «переходный период». Франция вообще считается одной из самых «ядерных» стран Европы. Ставка на атомную энергетику тут была сделана после кризиса 1973 года, сегодня во Франции работает 56 реакторов и именно с этим типом генерации страна связывает свою энергетическую безопасность. Даже захоронение ядерных отходов проводится на территории Франции, хотя уран закупается в других странах. В частности, в Казахстане.

Конечно же, подобное решение вызывает шок у экологических активистов.

Также стоит отметить, что с периодичностью в несколько лет незначительные инциденты на станциях или же при транспортировке ядерных отходов во Франции происходят. То есть страна находится в состоянии перманентной тревожности, что ядерные реакторы могут стать причиной беды.

Что касается Финляндии, то правительство этой страны и даже местная экологически ориентированная партия "Союз Зелёных" выбрали достаточно маргинальный путь поддержки атомной генерации. Правда, стоит уточнить, что речь в Финляндии, впрочем, как и во Франции, идет в первую очередь о так называемых SMR – Small modular reactors, реакторах малой мощности до 300 Мвт. Они считаются более безопасными, чем крупные энергоблоки.

По мнению председателя Зелёных  и по совместительству министра внутренних дел Финляндии Марии Охисало  использование малых атомных реакторов позволит быстрее избавиться от «углеродной зависимости» и перейти к экологически светлому будущему. Однако полноценного ответа на вопрос, где будут утилизироваться финские ядерные отходы, Союз зеленых пока не предоставил.

 

Так являются ли газ и атом экологически приемлемыми?

Тут надо понять, что спор, который сейчас разгорелся в Европе, идет не о газовой и атомной генерации вообще, а только об определенных ее видах.

И Франция, и Финляндия не считают экологически приемлемым строительство мощных атомных энергоблоков по 1200 МВт, подобных тем, что установлены на Островецкой АЭС. Допустимым решением считается SMR генерация, то есть постепенный вывод из эксплуатации старых блоков и замена их более современными. Поэтому как-то адвокатировать Белорусскую АЭС даже в случае принятия таксономии со словами: «Вон даже Европа решила, а вы еще сомневаетесь» — это будет спекуляция. Вопрос стоит именно о развитии новых технологий, а не о сохранении атомных монстров.

Хотя сам процесс производства атомной энергии действительно является одним из наиболее углеродно-нейтральных, есть целый ряд возражений против развития этого способа генерации.

Во-первых, ядерные отходы. Принцип «закопать и оставить разбираться с ними нашим потомкам» противоречит позиции устойчивого развития.

Во-вторых, опасность использования ядерных реакторов во времена высокой политической турбулентности. Сегодня мир находится в стадии кризиса, поэтому любой, даже самый малый SMR, может стать мишенью террористической атаки.

В-третьих, сохранение ядерной генерации — это против политической идентичности экологического движения, которое не только в Европе, но и по всему миру сформировалось вокруг выступлений против АЭС. Антиядерные кампании и марши во второй половине XX века стали той средой, в которой экологические активисты обнаружили свою политическую силу, вокруг которых организовались «зеленые» партии.

Что касается газа, то и тут необходимо провести разделение между природным газом (Natural gas) и «зелёным» газом (green gas). Первый — это углеводороды, добываемые из земли и в принципе незначительно отличающиеся от углеродного топлива. Природный газ на 70-80 % состоит из метана, парникового газа. Также это этан, пропан, бутан и некоторое количество веществ, таких как водород, сероводород и даже СO2. Именнно он упоминается в таксономии и против его использования выступают экологи.

Что касается «зелёного газа», то тут речь идет либо о синтезе водорода, либо о биометане и биопропане. По своей сути это ВИЭ, так как станции по производству биометана могут устанавливаться рядом с крупными животноводческими комплексами и быть включены в программу улавливания парниковых газов. То есть это даже не развитие технологии, а два совершенно различных способа генерации электроэнергии.

Природный газ, который и является основным генератором электроэнергии сегодня, незначительно лучше с точки зрения углеродной нейтральности, чем уголь или другие виды углеродного топлива. А по некоторым показателям даже хуже. Как сообщается в докладе «Оценка жизненного цикла различных типов генерации электроэнергии» (Life Cycle Assessment of Electricity Generation Options), составленном экономической комиссией ООН для Европы, прямое сжигание природного газа приводит как к высоким показателям выбросов парниковых газов, так и является неблагоприятным с точки зрения использования водных ресурсов (этим грешит и атом). Серьезный урон окружающей среде наносит также добыча и транспортировка природного газа. Поэтому в качестве экологически приемлемого может рассматриваться только газ, получаемый на биостанциях. То есть «добываемый» в соответствии с принципами ВИЭ.

Автор:
Листайте дальше, чтобы прочитать следующую новость