Перейти к основному содержанию
07.12.2021 / 20:12

Полистали блог Андрея, нашли забавную сказку и узнали, откуда взялось слово «колаўторквалка».

Журналиста и велоактивиста Андрея Кузнечика не отпустили на свободу после 10 суток ареста. Он был приговорён к такому сроку за «мелкое хулиганство», а потом повторно к такому же.

Андрей с декабря 2007 года вёл в сети беларусскоязычный блог о велосипедах «БелаВела: пра ровары — па-беларуску». Там он активно пропагандировал езду на велосипеде, вёл серию постов «Кароткі праваднік па менскіх веластаянках» и «Кароткі праваднік па менскіх веладарожках», предлагал людям писать обращения и показывал, что такой способ коммуникации со властью действительно работает.

Делал он это всё иронично и с юмором. Блогер даже придумал такой термин, как «колаўторквалка», которым называл все велопарковки, работающие по принципу фиксации колеса. Не обходилось и без постов о велопутешествиях, где Андрей описывал инфраструктуру соседних стран, уделяя особенное внимание Литве.

Ещё в 2010 году Андрей в интервью для Deutsche Welle рассказал, что белорусские правила дорожного движения вызывают удивление не только у иностранцев, но и автомобилистов старой закалки. Ведь в Беларуси велосипедистам можно ездить исключительно по тротуарам, причем в отсутствии сети велодорожек, которые, как выразился блогер, «существуют только в идеальных Правилах дорожного движения». Собственно, с тех пор ситуация в Беларуси так и не поменялась.

 

«Уся праўда пра раварыстаў»

Андрей – разносторонний человек, который не просто ездит на велосипеде и работает в медиа. Например, он владеет словенским языком, а иногда придумывает забавные истории в виде сказок или театральных постановок с действующими лицами.

Публикуем небольшой рассказ «Уся праўда пра раварыстаў» от 17 мая 2010 года:

Раварыст — значыць Злосны Безадказны Парушальнік. Каб тры словы не гаварыць, прыдумалі адно — раварыст.

Вось сеў раварыст на ровар, паехаў па ходніку. Горад вялікі, пешаходаў шмат, пешаходам некамфортна. Пешаход фыркае, лаецца, абураецца. А ўначы запаліць раварыст фару, дык пешаход скардзіцца, што яму вочы сьлепіць, бо й праўда, цемра на тых ходніках, а ўсе ліхтары на машынную дарогу завернутыя. Едзе і замінае раварыст рухацца спакойна пешаходам па спрадвеку іхным ходніку. А нельга ж па правілах замінаць-та. Спэцыяльна напісана.

Падумае раварыст, паслухаецца пешаходаў, вырашыць, што няма ўжо сілаў пужаць сабой мінакоў, выхаваньне не дазваляе і фізычныя кандыцыі, асабліва надвячоркам, уварочвацца ад п’яных кампаній, сабак з даўгімі павадкамі і малымі без павадкоў, якія радасна спазнаюць сьвет ва ўсіх кірунках, — ну ніякай магчымасьці. Выедзе на дарогу. На 1 м ад краю, як у правілах напісана. Але і тут парушае. Бо не раварысту вырашаць, магчыма яму ці немагчыма, а таварышам аўтамабілістам, у якіх правы і праўда шырэйшая, во хто й бібікне, хто падрэжа, а тады й даішнік спыніць, штраф дасьць, бо лічыць, што па ходніках з бардзюрамі і пешаходамі езьдзіць магчыма, хоць ён на сваёй машыне ні разу не спрабаваў.

А тут раптам аказваецца, што і выезды з двароў аўтамабілісты лічаць дарогай, перад якой раварыст мусіць зьлезьці, пакланіцца да зямлі, і тады ўзяць ровар пад ручку і перакаціць яго нясьпешліва. А выездаў гэтых, калі скрыжаваньні не лічыць, столькі, што пахадзіць раварысту па часе выйдзе ці ня столькі сама, колькі ехаць. І нават калі пачне раварыст злазіць, як пешаход тут як тут: ты мне, кажа, нагой у вуха заехаў, дык яно цяпер брудна-чырвонае і ня чуе, дык зара, кажа, я зь цябе якую аэрадынамічную форму ўтвару, капытастая ты скаціна.

А ёсьць такія, якія сабе шыпаваныя пакрышкі ставяць і езьдзяць пад сьнегам, што зусім парушэньне нечуванае, надругацельства папросту. Такіх трэба асобна за сьнег, асобна за пакрышкі штрафаваць.

Таму раварыст дзе б ні ехаў, усё адно парушае, калі не ідзе. Пешаходам замінае, аўтамабілістаў раздражняе, а шчэ чаго хуткасны рэжым у 20км/г перавысіць. Таму можна любога сярод ночы падымаць з ложку і выпісваць штраф з заробку аж да пэнсіі, бо безадказны чалавек — ведае, што ўсім замінае, а ўсё адно маячыць.

 

Добрый веломаньяк

Зелёный портал связался с Евгений Хоружим, председателем Минского велосипедного общества, который знает Андрея Кузнечика ещё с начала его активной деятельности.

«Блог Андрея появился в 2007 году, тогда в целом блоги только начали появляться в сети и это было в новинку. Но тогда я о нём ничего не знал, мы впервые пересеклись на городских квестах “Отрыв”».

Андрей не особо активно с кем-то общался, а просто ездил дистанции. Но он был наш основной конкурент на играх. Ему всегда нравилось ездить по городу, как он когда-то сказал: «Это большое счастье, когда на работу надо ездить через весь город, чаще в лучшем случае только полгорода получается». В таком хорошем смысле слова он – веломаньяк», – говорит Евгений.

Евгений считает Андрей добрым и отзывчивым человеком. Он много помогал с работой сайта Минского велосипедного общества, переводил материалы на беларусский язык, причём он делал это по своей инициативе. При этом он человек, о которых говорят «сам по себе».

«Его велоблог – это попытка рассказать минчанам про велосипед, про то, как ездить в Минске. Всё это было с юмором, с полезными советами. Например, когда-то Андрей создал хорошую подробную карту относительно безбарьерных веломаршрутов. Тогда это было актуально, и он сам рисовал эти маршруты прямо в Google maps. Мы же только начинали деятельность и во многом ориентировались на него», – вспоминает Евгений.

При создании Минского велосипедного общества активисты вдохновлялись работой Андрея, подсматривали какие-то полезные вещи в его блоге, чтобы ещё раз об этом поговорить.

«Для нас он был ещё один активист, который работал на одном и том же “поле” и делал примерно то же самое. Но он начал раньше, поэтому нам было интересно, как он это делает», – говорит Евгений.

 

Что тогда было с велоактивизмом в Минске?

«В 2008 году мы начали немного ходить по разным ведомствам. Тогда же другие активисты устраивали встречи с представителями ГАИ. Мы там тоже все перезнакомились и пошло-поехало. Конечно, люди тогда активно ездили, а инфраструктуры совсем не было», вспоминает Евгений.

В то же время начали складываться различные велотусовки, тот же форум «Поехали», который существовал с 2004 года. При нём «крутились» основные минские велолюбители и любители активного туризма. Всё в основном было сосредоточено вокруг туризма, но так как ничего другого и не было, большинство велосипедистов вырастали из этой же тусовки. Андрей в том числе.

«Можно сказать, что он был первым из тех людей, которые были не столько туристами, сколько городскими пользователями инфраструктуры. По сути, Андрей стал первым активным велосипедистом, который писал блог об использовании городской инфраструктуры. Была парочка туристов, которые делали подобное про велотуризм. Но он был первым, кто писал про велосипедистов в городе. Это человек, который повлиял на формирование идентичности минских велосипедистов как сообщества», говорит Евгений.

 

Почему мы говорим «был»?

Почему-то о людях, которые отбывают наказание, принято говорить в прошлом времени. Про Андрея тоже можно услышать «был журналистом» или «вёл блог». Почему так выходит?

«Вероятно, потому, что автоматически осознаешь, что этот человек в данным момент находится где-то не параллельно с тобой, а изолирован. Будет он потом делать то же самое или нет? И когда это будет – неизвестно. Поэтому ты немножко отделяешься от настоящего и говоришь о прошлом», – считает Евгений.

 

Автор:
Листайте дальше, чтобы прочитать следующую новость