Перейти к основному содержанию
11.12.2021 / 21:12

В Германии сменилась правящая партия, и ко власти пришли зелёные в лице вице-канцлера Роберта Хабека и главы МИДа Анналены Бербок. 

Что это меняет для Беларуси и как повлияет на европейскую экологическую повестку, мы обсудили с историком и публицистом Александром Фридманом.

 

Давление на Лукашенко станет серьёзнее

У немецких зелёных есть традиционно два ключевых направления – реалисты и фундаменталисты. Первые готовы к компромиссам, а вторые стоят на своём, не отходя от зелёных принципов. В партии, как правило, соблюдается пропорция, чтобы половина мест занимали одни и половину другие. Но при формировании правительства зелёные получили пять мест, причём самые важные из них достались реалистам.

Чего ожидать от этого правительства? С беларусской демократической точки зрения это почти идеальный вариант: министры и социал-демократ канцлер Олаф Шольц, который на словах вёл себя достаточно жёстко, поддерживал санкции, критиковал Лукашенко. С его стороны ни о каком признании Лукашенко речи не идёт.

Но это только часть коалиции. Ведь отличие Шольца от Меркель в том, что он никогда особо не интересовался внешней политикой и скорее всего отдаст её на откуп зелёным. Тут начинается самое интересное.

Зелёные получили в этом правительстве пост министра экономики и экологии, его занял Роберт Хабек, которого в Беларуси почти не знают. Он вице-канцлер, фактически – главный зелёный в этом правительстве, и все экономические решения будут приниматься им (в том числе решение по «Северному потоку-2»). К тому же он, как и все зелёные, встречался с Тихановской и участвовал в кампании солидарности с Беларусью.

Северный поток-2 – крупный проект газовых компаний, это «две нитки газопровода через Балтийское море для транспортировки газа из России в ЕС», как пишут на сайте проекта.   

Дальше идёт министр иностранных дел Анналена Бербок. Причём её заявление показывает, что она весьма принципиальный человек: Бербок прошлась по Меркель и её звонку Лукашенко. Сказала, что звонком не должна была заниматься Меркель, надо было поручить это другому лицу, а не главе правительства.

При этом Бербок отметила, что Лукашенко – диктатор, которому не дадут вести шантаж. Я желаю себе и всем нам, чтобы они пообщалась намного больше: после неё Стив Розенберг покажется Лукашенко милым человеком. Если Лукашенко попробует ей нахамить – я бы на это посмотрел.

Бербок очень жёсткая и напористая, с молодым энтузиазмом и желанием ориентировать внешнюю политику не на экономику, а на ценности (зелёные это постоянно повторяли). Бербок, кстати, тоже участвовала в кампаниях солидарности со Знаком и Колесниковой.

Плюс у Бербок феминистское начало, они бы идеально нашли общий язык с Колесниковой (да находят его и с Тихановской).

И есть ещё два человека, которые от зелёных вошли в правительство. Их посты не связаны с Беларусью, но это самые пробеларусские политики из зелёных: Джем Оздемир станет министром сельского хозяйства, а Клаудиа Рот станет министром культуры и СМИ.

Таким образом, в этом правительстве имеется четыре зелёных министра, которые не понаслышке знают о происходящем в Беларуси и являются сторонниками решительных шагов.

Есть также третий партнёр по коалиции – либералы. Их лидер Кристиан Линдер стал министром финансов. И он же в годовщину революции 9 августа лично выходил на пикет к беларусскому посольству в Берлине. У него в твиттере долго было написано, что они будут бороться за Колесникову.

Позиции людей в этом правительстве в целом не отличаются: и к Лукашенко, и к Путину у зелёных в целом не просто антипатия, а настоящее презрение. Они оба олицетворяют собой то, что зелёные не переносят на дух: сексизм, гомофобию, отсутствие толерантности – это такой идеальный враг.

Думаю, давление [на Лукашенко] станет более серьёзным.

– Как думаешь, в какой момент мы заметим, что изменились отношения между Беларусью и Германией?

Уже сейчас – по риторике, и в будущем заметим по дальнейшим санкциям и иным действиям. Здесь [политики] говорят, что будут усиливать давление, чтобы если не ослабить режим, то минимизировать ущерб. Причина в том, что человек пытается вредить на европейском уровне всему ЕС. Как говорила Меркель, пытается дестабилизировать ЕС. Это определенное преувеличение, но тем не менее.

После миграционного кризиса Лукашенко считает, наверное, что его обманули. Думаю, он искренне поверил, что Меркель что-то пообещала, сказав: «Мы подумаем». Дорога на Запад для него абсолютно закрыта, но и он не будет пытаться выиграть симпатию Запада. И это плохо прежде всего для политзаключённых – никакого торга не будет.

 

Северный поток-2 и вопрос газа

Остаётся открытым вопрос с Россией и «Северным потоком-2». В целом партия социал-демократов всегда избегала жёстких конфликтов с Россией, и сам Шольц не является противником «Северного потока-2». Пока Шольц обходит эту тему.

– Можно ли сказать, что смена политических фигур может погубить проект?

Шансы на то, что он будет реализован, не увеличиваются. Мы сейчас имеем ситуацию, когда участники обошли в своём коалиционном соглашении вопрос Северного потока. Раз – потому что сейчас сложная ситуация, два – они не договорились, видимо.

Ведь с одной стороны есть социал-демократы, которые придерживаются точки зрения Меркель: «Северный поток-2» нужен. С другой, есть зелёные, которые против и по экологическим, и по политическим причинам. С третьей – либералы, которые против по политическим причинам. Иными словами, зелёные хотели бы закрыть всё вообще, либералы – наложить мораторий. Чего они хотят ещё? Чтобы труба не была в руках Газпрома. То есть у них есть много планов, которые вредят интересам России, и ей это не нравится.

Я, конечно, не конспиролог, чтобы все события складывать в одно, но смотрите, что получилось. Когда Лукашенко пригнал людей к границе, на следующий день приостановили сертификацию «Северного потока-2». И Меркель передала этот вопрос следующему правительству, которое сможет использовать его, чтобы держать Россию на дистанции.

Пока Россия поддерживает Лукашенко, но не готова идти ради него на ухудшение отношений с ЕС. Москву предупредили: если ЕС начнут сильно вредить – к примеру, поставлять мигрантов через «Аэрофлот» – то будут последствия.

 

Атомная энергия и зелёное развитие ЕС

– Как думаешь, повлияет ли смена власти в Германии на то, будут ли покупать электроэнергию с БелАЭС?

Украина, я так понимаю, покупать будет – у них безвыходная ситуация. Зеленский говорил: покупать будут, если станет совсем плохо. А в этом состоянии Украина постоянно. Что касается Литвы, то нет, у неё политическая позиция: они не станут покупать.

– Была же новость про рост закупки энергии через Латвию в день, когда запустилась АЭС.

Скажем так: не исключены серые схемы, но официально такого делать не будут. По крайней мере при Лукашенко.

– Насколько сильно происходящее может повлиять на официальную политику ЕС в отношении выбросов и Green Deal?

Германия станет задавать тренды в этом отношении. Проводя свою кампанию, зелёные везде говорили, что это правительство – последнее, которое сможет что-то сделать для климата. Над Бербок сильно смеялись, когда ещё в апреле-мае она сказала, что основной темой кампании станет экология. А как же пандемия, безработица, экономика?.. Но их стратегия сработала в немецком обществе, они бы получили ещё больше голосов, если бы не личные ошибки Бербок.

В Германии будет жёсткий курс против атомной энергетики: они сами отказались и будут пытаться подводить к этому других.

К тому же не совсем ясно, как будет действовать суперминистерство экономики и экологии, которое в руках зелёных. Изначально план был такой: любое экономическое решение должно быть проверено с экологической точки зрения. Если оно не вредит окружающей среде – меру принимают, вредит – нет.

Поэтому политика Германии станет более экологической. Вопрос только в том, станет ли это трендом для других стран. В Германии много говорят о том, что это правительство модернизаторское и задаст стандарты для развития Европы. Посмотрим, что у них выйдет.

Автор:
Листайте дальше, чтобы прочитать следующую новость