Перейти к основному содержанию
17.02.2016 / 14:02

Классическая экономическая наука, доминировавшая до 1970-х годов ХХ века и отдававшая приоритет рынку, спросу и предложению, динамике цен и движению капитала, не учитывает интересы природы. Сместить акценты могло бы становление экономики природопользования, которую лишь в последние десятилетия стали брать во внимание. Иначе не избежать ряда системных кризисов, в том числе и в Беларуси. Об этом рассказал в своём докладе Сергей Касперович, кандидат экономических наук, доцент, проректор Беларусского государственного технологического университета на круглом столе «Проблемы экономики устойчивого природопользования».

«Классические вопросы экономики долгое время ставились во главу угла: изучение рынка, равновесие спроса и предложения, движение капитала. Это привело к тому, что мы наблюдаем в последние годы: ряд системных кризисов, выходы из которых не решали системных проблем», — начинает свой рассказ Сергей Касперович.

Ведь традиционная экономическая система по-прежнему отдаёт приоритет сиюминутным интересам, сопровождаясь всё большей нагрузкой на природу и тем самым ставя под угрозу перспективы развития общества.

Примером кризиса, когда экологические проблемы в виде глобального потепления породили проблемы экономические, является война в Сирии. Связь между предшествовавшей долгой засухой и военными дейстиями проиллюстрирована в картинках, а сами события комментирует Марк Леви, заместитель директора Центра международной сети информации по науке о Земле (Center for International Earth Science Information Network) при Колумбийском университете:

«Мы переживаем удивительный всплеск кризиса глобальной безопасности, частично из-за нашей неспособности управлять климатическими стрессами», — говорит он.

Экологическим кризисом, спровоцированным экономическими причинами, на уровне Беларуси можно назвать пересыхание водоёмов на юге летом 2015 года. Экологи связывают это как с изменением климата, так и с предшествовавшей мелиорацией.

 

Пилюля от противоречий

«Следствием обострения социально-экономических противоречий стал поиск новой стратегии развития человеческого общества — устойчивого развития», продолжает Сергей Касперович.

Новая стратегия подразумевает баланс между потребностями современного и будущего поколений. И на уровне политики Беларусь поддерживает такой путь: в 2015 году она приняла Национальную стратегию устойчивого развития до 2030 года. Первая НСУР появилась ещё в 1997 году.

Наличие такого документа само по себе ничего не гарантирует. Но докладчик уточняет, что в развитии нашей экономико-экологической системы есть положительные тенденции:

«Анализ тренда природоёмкости экономики Республики Беларусь за последние десятилетия показывает утойчивую тенденцию к снижению техногенной нагрузки на единицу ВВП, — говорит он. — Так, в нашей стране потребление условного топлива в нефтяном эквиваленте и электроэнергии на единицу ВВП за последнее десятилетие снизились практически на 31% и 30% соответственно».

Тенденция к снижению природоёмкости энергетики можно проследить, опираясь на слова Леонида Шенца, первого заместителя министра энергетики. На презентации Стратегии по сохранению и устойчивому (рациональному) использованию торфяников 2 февраля он отметил, что затраты топлива на 1 квт*ч энергии снижаются. Сейчас, чтобы выработать 1 квт*ч энергии, требуется 235 граммов условного топлива.

 

Став экодружественными, мы всё равно в долгу перед природой

О том, что Беларусь становится более дружественной для природы, вроде бы свидетельствует и индекс экологической эффективности: в новом году мы поднялись на 41 позицию и заняли 32 место. Данная метрика была разработана специалистами Йельского и Колумбийского университетов в 2006 году. Индекс экологической эффективности публикуется два раза в год и ранжирует государства по 16 различным показателям.

Но это достижения относительно других стран. В абсолютном же измерении их пока недостаточно. Сергей Касперович делает вывод об устойчивости экономики Беларуси за последние 15 лет на основе данных экологического следа:

«Он показывает, что в настоящее время республика потребляет больше ресурсов, чем способна восстановить природная среда», — акцентирует внимание докладчик.

Так, в 2015 году наша страна, как и вся планета, с 18 августа жила в долг. До этой даты мы использовали все ресурсы, которые планета могла дать без ущерба для себя в течение года.

 

От экономических к эколого-экономическим системам

Этот факт проиллюстрирован следствием: для Беларуси актуальны проблемы загрязнения воздушного бассейна городов, деградации почв, сокращения биоразнообразия, и все они неразрывно связаны с экономикой.

Разрешить ситуацию классическая экономическая наука не в состоянии. Как говорит Сергей Касперович, она не может установить взаимосвязь экономики с воспроизводством природных систем. Получается, что экономические отношения существуют отдельно, а принципы, позволяющие сохранить природу, — отдельно.

«Такое антагонистическое взаимодействие человека и природы нарушает естественные процессы эволюции природы и приводит к её деградации», — говорит докладчик.

И как раз экономика устойчивого природопользования могла бы разрешить эти вопросы. Ведь ключевой её вопрос — экономические отношения при взаимодействии общества и природы.

Экономика природопользования рассматривает управление эколого-экономическими системами, при котором будет обеспечено их сбалансированное и устойчивое развитие. И пока наименее устойчивым компонентом эколого-экономических систем является природная среда.

Если экономические системы считаются замкнутыми и уравновешенными, то экологические отличаются от них открытостью. Природные материалы поступают в экономическую систему и, проходя обработку, в стадии получения конечного продукта потребляются.

«И на всех стадиях мы имеем отходы», — подчёркивает Сергей Касперович. Таким образом, природная среда разрушается путём извлечения из неё ресурсов и возвращения в неё отходов.

По его словам, наиболее устойчивый компонент — это домохозяйства, потребляющие и природные ресурсы, и товары. Промежуточным уровнем устойчивости обладают предприятия, которые могут испытывать ограничения в своём росте и развитии. Эти ограничения наступают и по причине ограниченности природных ресурсов, и из-за того, что спрос на продукцию может снижаться или быть недостаточным.

Альтернативой традиционной экономике является экономика природопользования, которую лишь недавно начали рассматривать как науку. В рамках её рассматриваются не экономические системы, а экономико-экологические, развитие же направляется по пути устойчивости.

 

Автор:
Фотограф:
Анна Волынец
Листайте дальше, чтобы прочитать следующую новость