Перейти к основному содержанию
21.01.2022 / 10:01

Эмма Юл и Бренда Мвале, молодые эколидеры и эксперты в области климата, рассказывают о переходе к устойчивой экономике, переиспользовании, аренде вещей, а также своем оптимизме в вопросе изменения климата.

Фото: Unsplash
Фото: Unsplash

Эмма и Бренда участвовали в панельных дискуссиях COP26 в Глазго и Global Impact Conference (GIC). GIC — международная онлайн-конференция по изменению климата для НКО, государственных институтов, экспертов в экологии, состоялась при поддержке «Росатома» 1 декабря 2021 года. Результатом конференции стало создание международного молодежного консультативного совета Impact Team 2050.

Кооперация и циркулярная экономика

— Тема GIC — ликвидация разрывов. Как развивается глобальное сотрудничество во времена пандемии?

Эмма:

Пандемия усложнила возможности встреч и обсуждений вопросов с представителями групп из разных сфер. К примеру, на конференцию в Глазго многие не смогли попасть из-за COVID-19. Одновременно с этим, очевидно, что нет необходимости в международных поездках в том объёме, как это было раньше. Во время GIC установить связи, наладить взаимодействие было не так легко, как раньше, но мы, безусловно, добиваемся прогресса.

Конференции дают нам дорожную карту для кооперации стран, но ключевая работа проводится в крупных и маленьких городах, коммьюнити и организациях. Нам нужен этот подход от общего к частному — от частного к общему и совместная работа. Ведь есть примеры стратегий, которые с точки зрения климата выглядят отлично, но, когда доходят до населения, дают совершенно обратный эффект. Вот почему так важны сотрудничество, которое должно укрепляться между разными группами, общая дискуссия представителей компаний, граждан и властей.

— Как бизнес адаптируется к климатической политике? Какие шаги принимаются и должны быть предприняты в будущем?

Эмма:

Первостепенным становится переход от линейной экономики к циклической. Если мы покупаем продукт и выбрасываем его через какое-то время, это наиболее яркое проявление линейного типа. Но циклическая экономика предполагает, что вместо того, чтобы избавляться от вещей или продукции, мы возвращаем их производителю. Либо для того, чтобы мы могли ими воспользоваться после ремонта, либо же чтобы он мог переработать материалы для другого продукта. Некоторые топовые компании используют этот подход, призывая своих клиентов возвращать продукцию. Это сокращает и выбросы, и количество отходов.

Ряд транспортных предприятий, которые традиционно продавали автомобили и идею владения машиной, теперь продают идею мобильности. Они сместили фокус с продукта на сервис. Это означает, что их клиенты могут передвигаться и путешествовать, используя авто, но не владея им. Таким образом они показывают, как может выглядеть мир, где у людей есть возможность получить доступ к ресурсам, но не обладать ими в течение их жизненного цикла. Эти изменения не могут случиться в одночасье, но работа в этом направлении идет.

— Что касается сельского хозяйства, может ли оно работать без вреда для окружающей среды?

Бренда:

Это зависит от того, где вы проживаете, от доступа к ресурсам. Например, в Малави 90% населения зависит от сельского хозяйства. Это касается и личного подсобного хозяйства, и коммерческих ферм. Но доступ к технологиям, знаниям и ресурсам ограничен. Однако я верю, что сельское хозяйство без вреда для экологии реально: мир развивается, появляются инновации, которые поддерживают это направление.

Например, гидропоника, не самый простой метод, но он доказал эффективность: нет необходимости в больших участках земли, чтобы получать высокий урожай. Еще один пример — сбор дождевой воды для ирригации. Или же смешанный тип фермерства, который также может сократить негативное влияние на окружающую среду. Главные аспекты здесь — здоровое питание для животных, использование отходов в качестве натурального удобрения, которое безопаснее промышленного, или получение биогаза, экономящего энергию.

Гидропоника: метод выращивания растений на искусственных средах без почвы благодаря питательному раствору, который окружает корни. Фото: Unsplash
Гидропоника: метод выращивания растений на искусственных средах без почвы благодаря питательному раствору, который окружает корни. Фото: Unsplash

— Какие основные трудности в устойчивом развитии сельского хозяйства вы могли бы выделить?

Бренда:

Безусловно, здесь речь идет о должном количестве инвестиций в оборудование, образование и поддержку молодых специалистов, ведь работа в сфере сельского хозяйства — это реальная перспектива. Плюс, это интересно. Хотя существует стереотип, что это не самая удачная история карьеры, якобы в сельском хозяйстве работают люди без знаний или исключительно представители старшего поколения. Здесь я могу поспорить. Важно, чтобы знания, которые мы приобретаем в колледжах и университетах, были практически применимы. После окончания обучения я не ждала, что кто-то возьмет меня на работу, мне необходимо было передать знания тем, у кого не было возможности получить их. Именно поэтому я работаю с местными фермерами.

Необходимы инвестиции на локальном, национальном и международном уровнях. И еще стоит упомянуть командную работу и партнерство. В Малави предпочитают трудиться в одиночку. Но я поняла, что если мы хотим действовать, нужна кооперация, нам нельзя воспринимать друг друга как соперников. Нет разницы, откуда вы: из развивающейся или развитой страны, нас всех затронуло изменение климата. Мы должны быть открытыми для того, чтобы делиться информацией и практиками. Все мы живем в условиях роста популяции и спроса на продукты питания, но ежегодно сталкиваемся с проблемой потери продовольствия и пищевых отходов. Только совместные усилия могут помочь справиться с этим.

— Какие позитивные изменения вы наблюдаете в аграрном секторе?

Бренда:

Молодые люди приходят в эту сферу. У них разный опыт: кто-то ИТ-специалист, кто-то работает в маркетинге и т.д. Они вносят большой вклад в устойчивое развитие сельского хозяйства в период климатических изменений. Инновации очень ценны. Например, приложение для ирригации: в вашем присутствии на ферме в момент полива культур нет необходимости. Разработаны дроны, которые контролируют ферму и фиксируют любые изменения, это предотвращает убытки. Или приложение по поиску рынков сбыта: мне не обязательно встречаться с тем или иным представителем, я просто могу доставить продукты и получить выручку, которая позволит мне продолжать работу.

Нам нужны проекты не для получения научных степеней, а для результата и пользы. Одно из моих исследований было о джеме из авокадо. Как вы знаете, растение плодоносит сезонно, поэтому излишки пропадают. Людям понравились вкус и консистенция джема, более того, срок хранения достаточно долгий. Я хочу монетизировать этот продукт, сократить потери продовольствия.

— Может ли снижение вредных выбросов и эко-производство повлечь еще большее удорожание цен на продукцию и услуги? Как защитить людей с низким доходом в таком случае?

Эмма:

Здесь следует отметить, что уязвимые группы населения также страдают от экстремальных погодных явлений, таких как наводнение, засуха и пожары, которые являются следствием изменения климата. Исследования показывают, что если заинтересованные стороны будут инвестировать в устойчивый переход к циркулярной экономике, это может сохранить деньги в долгосрочной перспективе. Как мы знаем, погодные катаклизмы могут привести к повышению цен на продукты питания, и эта перспектива затрат намного выше, нежели инвестиции, которые могут быть задействованы сейчас.

В качестве примера можно еще рассмотреть рост цен на топливо. С одной стороны, это кажется хорошей идеей в разрезе сокращения выбросов углекислоты. Но на деле это ударило по людям, особенно тем, у кого нет иной возможности добраться до работы, кроме как на машине. Поэтому в экономике замкнутого типа первоочередным становится создание более дешевых и эффективных альтернатив. Необходимо создавать инфраструктуру: безопасные велосипедные полосы, такси, каршеринг и общественный транспорт. Подобные инициативы привлекают людей, многие начали бизнес в этом направлении.

Бренда:

Что касается аграрного сектора, я бы сказала, все опять же зависит от региона. Если вы живете в развитой стране, у вас есть доступ к ресурсам и технике, это не должно создать дополнительных проблем с ценообразованием. Но в моем случае, если мне нужна сельхозтехника, мне приходится заказывать ее из Китая. Я покупаю оборудование по разумной цене, но транспортировка и прочие расходы делают её дороже в десятки раз, что влияет на итоговую цену продукции.

Импорт также вызывает у местных фермеров разочарование: они не видят смысла своей работы. Поэтому проводимая политика должна поддерживать своих производителей. Это позволит трансформировать продовольственные системы в сложившихся условиях и снизить трудоемкость. Методы ведения сельского хозяйства без вреда для климата в таком случае будут доступнее и эффективнее, вопрос о цене на продовольствие станет менее острым.

Я могу поделиться опытом Glow Foods по поддержке уязвимых групп населения. Мы вовлекаем молодежь и женщин, обеспечивая им рабочие места, доступ к образованию. Они могут начать свой бизнес, получив от нас навыки и знания, в дальнейшем обеспечить рабочие места в своих сообществах. Мы работаем над гендерным равенством, ликвидацией голода и доступом к имуществу. Вместе мы усиливаем бренд и развиваем поставки. У меня был контракт на батат, и я поняла, что не смогу удовлетворить спрос. Тогда я обратилась к фермерам и представителям местных сообществ. Мы обеспечили их землей и менеджментом, обучили навыкам и дали знания, чтобы гарантировать качество продукта. Мы закрыли контракт и дали возможность людям заработать, поддержать свои хозяйства, продолжить образование.

Климат как стиль жизни

— Очевидно, рациональное потребление не оставило место для тотального консьюмеризма. Можно ли назвать систему рационального потребления системой ограничений?

Эмма:

В каком-то смысле да. Базовый принцип циклической экономики заключается именно в свободном доступе к ресурсам, но без владения ими. Поэтому организации предлагают широкий спектр услуг, начиная с аренды платьев.

Есть система, которая называется «экономикой пончика», она уходит от понятия экономического роста и предлагает вместо этого обратиться к целям нации или мирового сообщества. Главная идея проживания в этом «пончике» — социальная, это значит, что у людей есть равный доступ к энергии, крыше над головой, образованию и продуктам питания. Но мы должны иметь в виду, что нельзя превысить общий экологический потолок, будь то вредные выбросы или подкисление океана. Подобные модели экономики интересны и заслуживают внимания.

В маленьких коммьюнити, в городах мы можем видеть, что это работает. Надеюсь, что эта модель сможет масштабироваться. В любом случае, нам есть чему учиться в этом направлении.

Иллюстрация из книги Как спасти планету. Экономика пончика: визуальная схема устойчивого развития, имеет форму пончика или спасательного круга, разработанная экономистом Кейт Рэйуорт. Совмещает концепт планетарных границ с концепцией социальных границ   (Фото: deti.mann-ivanov-ferber.ru)
Иллюстрация из книги Как спасти планету. Экономика пончика: визуальная схема устойчивого развития, имеет форму пончика или спасательного круга, разработанная экономистом Кейт Рэйуорт. Совмещает концепт планетарных границ с концепцией социальных границ (Фото: deti.mann-ivanov-ferber.ru)

— Какие экопривычки могут помочь нам справляться с климатическим кризисом?

Бренда:

Переработка и переиспользование — основные аспекты, когда мы говорим о предотвращении потери продовольствия, это случается не только на фермах, но и у потребителей. Нам необходимо переиспользовать материалы, отказаться от тонкого пластика. Еще одна ключевая вещь — осознанность, информированность. Мы должны больше говорить о сокращении объема отходов и правильной утилизации.

Эмма:

Вариантов много: меньше ездить на машине, если это возможно, сократить объем отходов, перерабатывать. Но самое главное — узнавать больше о климатических изменениях, участвовать в дискуссиях и делиться идеями. У всех нас есть хобби, работа, которую мы любим: почему не подумать о том, как изменения климата повлияют на них или как они влияют на окружающую среду.

Я знаю людей, которые начали устойчивый бизнес, ориентированный на экологичные продукты, составили школьный курс для детей или полностью переформировали цепь поставок в свой офис. Каждый может внести вклад, это правда. Как говорит «архитектор» Парижского соглашения по климату, Кристина Фигерес: «у нас нет выбора, только «упорный оптимизм».

 

Об экспертах

Эмма Юл (Шотландия) — консультант в области экологии, соискательница докторской степени в области наук об окружающей среде и атмосфере в Эдинбургском университете.

Тьютор в магистерской программе «Управление углеродными выбросами», сопредседатель сети лидеров в 2050 Climate Group. Работала в экологической НКО, которая помогает компаниям сократить выбросы.


Бренда Мвале (Малави) — молодежный лидер в области изменения климата в рамках партнерства Шотландии и Малави, активный член Global Coordination Team, программный менеджер Green Girls Platform and Malawi National Youth Network on Climate Change, пищевой технолог.

Руководит сельскохозяйственным проектом Glow Foods, который специализируется на растениеводстве.

Источник:
Автор:
Листайте дальше, чтобы прочитать следующую новость