Лебединая песня Лебяжьего. Можно ли строить дом, не вырубая деревья?

Строительство в городе и вырубка деревьев почти неразлучны, а подготовить ровную и чистую площадку выглядит единственно верным решением для застройщика. Но, как показывает собственный опыт Беларуси, можно делать и иначе – не вырубая деревья подчистую.

11.11.2019 Падзеі і здарэнні Аўтар: Анна Волынец Фота: Tapas.by

 

Генплан изменят, чтобы построить ещё один жилой комплекс

Построить, разрушив старое до основания – кажется, что таким принципом часто руководствуются при застройке как Минска, так и городов поменьше. Иногда под энергичную руку застройщика или его подрядчиков попадают не только леса, рощи или саженцы местных жителей. Вырубка может происходить в самых неожиданных местах: например, у границ охраняемой территории заказника «Лебяжий». Как стало известно 11 ноября, готовится проект изменений в генплан, где написано, что статус части ландшафтно-рекреационной зоны изменится.

Двадцать пять гектаров луга и леса станут зоной жилой смешанной многоквартирной застройки (вместо 219ЛРпр они станут зоной 194Жсм). Кстати, для сравнения: площадь заказника составляет 43,5 гектаров.

Проект изменений за подписью председателя Мингорисполкома Анатолий Сивака доступен по ссылке.

Как указано в полной версии документа, результатов публичного обсуждения нет, как и информации о замечаниях общественности. Городские активисты считают, что её нет лишь потому, что не было и самого обсуждения с горожанами.

Ведь указы президента не обсуждают, а Закон об архитектурной и строительной деятельности декларативен и не развязывает эту коллизию, как уточняет Денис Кобрусев из кампании «Горад для гараджан».

Таким образом, на месте леса и луга появится ещё один жилой квартал и «многофункциональный семейный культурно-развлекательный комплекс «Детский Мир»», где кроме всего прочего будет «Центр экологического просвещения».

Фрагмент генплана со схемой территории. Фото – t.me/motolkohelp

«Лицемеры», – пишет в соцсетях городской активист Антон Мотолько. Зачем так резко? Хотя бы потому, что меньше недели назад возле «Лебяжьего» прошла акция… по озеленению и высадке деревьев, серебристых ив, как пишут на сайте tvr.by. Прокладку дороги и очистку пруда в публикации называют благоустройством водоёма.

 

Как исчезает зелёная зона

Тем временем оправдываются мрачные прогнозы экологов: «Лебяжий» со временем исчезает.

Чтобы построить ресторан и жилой комплекс возле заказника «Лебяжий», сначала удалили деревья и разрешили их не компенсировать. Осенью на территории заказника положили дорогу, чтобы почистить пруд. Для этого пришлось снять верхний слой грунта и уничтожить «некоторое количество растительности», как описывает работы onliner.by.

Можно ли было это делать?

Исполнители говорят, что у заказчика «есть материалы по научному обследованию этого пруда и заказника», пишет onliner.by. Специалисты по охране природы из ОО «Багна» поправляют: дорога и чистка пруда не предусмотрены Планом управления заказника и их не обсуждали с общественностью, по ним никто не готовит отчёт о воздействии на окружающую среду (отчёте об ОВОС).

Покупателям квартир у «Лебяжьего» среди прочего обещали зелень, вид на заказник и вообще жильё класса люкс. Но территорию заказника с 2014 года сокращали уже несколько раз, и однажды вместо вида на природную экосистему однажды люди могут получить вид на новостройки и саженцы.

Вид сверху на ресторан у заказника, рядом с жилой застройкой. Фото – t.me/motolkohelp

 

Зачем рубить деревья?

Комментарии ниже сделаны в ситуации, не связанной с приведёнными выше примерами застройки и спровоцированы обсуждением смежной темы. Но авторы – люди, которые не понаслышке знают о том, что происходит с зеленью на месте будущего строительства.

Почему систематично происходят вырубки? Этот вопрос задал спикерам Сергей Завьялов, участник дискуссии во время финальной конференции по проекту ЕС КОМГОР. Сейчас он работает в администрации технопарка «Великий камень», до этого много лет был в Минприроды.

«Почему, когда мы осваиваем новую территорию, сначала нужно всё превратить в голую землю, а после посадить пять-семь чахлых деревцев – и в результате на территории 3,8 гектара растёт семь клёнов... В чём вы видите причину?»

 После вырубки на месте будущей Лошицы-8. Здесь построят многоэтажки. Фото – телеграм-канал «Тропинки Беларуси».

Вырубка на месте будущего паркинга возле Дома Милосердия.

Площадка для нового усадебного микрорайона в Мяделе.

Участники дискуссии предположили, что проблема в некорректных, часто устаревших правилах расчёта рентабельности строительства, из-за которых часто проще спилить насаждения и сделать выплаты на компенсационные посадки.

Согласно законодательству, вместо каждого спиленного дерева нужно высадить или оплатить высадку нескольких. Например, за одну взрослую берёзу – несколько молодых саженцев метра 2-3 высотой в лучшем случае. При определении компенсации за деревья не делают расчёт стоимости их экосистемных услуг.

Экосистемные услуги – это совокупность благ, которые получают люди от природных экосистем: например, тень от деревьев в парке и свежий воздух. В Беларуси существует методика их оценки, но такую процедуру проводят редко.

«Думаю, вопрос в том числе в отсутствии прагматической оценки экосистемных услуг от зелёных насаждений (при строительстве – ред). Оценивать экосистемные услуги лучше через стоимость очистки воздуха а, значит, через сокращение затрат на поддержание здоровья и лечение, предотвращение ущерба от наводнений и подтопление и многие другие факторы», – говорит Мария Фалалеева, эксперт проекта КОМГОР.

 

Бывает, что сохранить дерево – дорого

«Думаю, сохранять деревья или нет – вопрос возможностей и желания. После высказывания президента о том, чтобы не трогали деревья, сохранили липы на улице Комсомольской в Минске, – говорит Павел Нищенко, архитектор и градостроитель.

– В процессе проектирования много зависит от архитектора, его внимательности и, в конце концов, отношения к деревьям. Ведь для кого-то подоснова (карта с объектами на местности – ред.) – это просто чистый лист, они рисуют с нуля. Часто деревья удаляют, прокладывая улицы и инженерные сети и на это сложно повлиять.

Я сам пытался всегда сохранять деревья. Но это не так просто, есть еще требования инженеров и заказчика. Это всегда длительный процесс, полный компромиссов».

 

Что думают об этом застройщики?

«Я принципиально против вырубки деревьев в черте городов,говорит в 2017 году в интервью sb.by Василий Устинчик, генеральный директор ОАО «10 УНР-Инвест».

Он уточняет, что есть два важных момента:

  • срубить большое дерево в стеснённых условиях влечёт немалые дополнительные затраты.

  • зелень возле новостройки существенно повышает привлекательность недвижимости.

Василий Устинчик приводит в пример один из домов, построенных компанией – на улице Рогачевской, 1а. Там под окнами здания и на парковке удалось сохранить большие сосны и берёзы.

Но, по словам руководителя, сохранить деревья бывает слишком дорого: настолько, «что на сэкономленные деньги можно поблизости разбить и благоустроить целый сквер».

«Бывают ситуации, когда ради сохранения дерева необходимо корректировать проект, делать изгиб теплотрассы, переориентировать пешеходные дорожки или проезжую часть», – говорит он.

Один из старых районов Светлогорска, где строители решили дилемму иначе.

 

«Вырубка в семь раз дороже, чем посадка»

«В ряде случаев вырубка [действительно] превалирует над такими средствами проектирования и строительства, при которых можно было бы сохранить и благоустроить насаждения. И это ужасно, – говорит Антон Новик, инженер отдела охраны окружающей среды УП «БелНИИПградостроительства».

– Как вы заметили, в наших детальных планах и градостроительной документации мы прописываем регламенты для озеленения, их обязательно выполнять. Ну а что на практике – озвучили (озвучил Сергей Завьялов – ред.) К сожалению, мы живём в такой реальности. Будем надеяться, когда-нибудь отношение к растительности изменится, в том числе у строительных организаций».

«У меня есть ответ на этот вопрос как у бывшего главного специалиста (невнятно слово – ред.) Мингорисполкома. Я вам скажу, почему вырубают: потому что вырубка в семь раз дороже, чем посадка, – встала женщина, которая представилась как Татьяна.

И эта декларация, что вместо одного дерева в смету закладывают, что нужно высадить три – это просто на бумаге. Не хватило бы двух земных шаров, чтобы высадить деревья вместо, допустим, Малиновки-1. Это я просчитывала, я ценовик и знаю».

Сергей Завьялов и Татьяна (сидит справа)

 

Можно ли было иначе?

Да, можно было. Как говорят архитекторы, в советское время иногда так строили целые микрорайоны: например, Лаздинай в Вильнюсе (немного подробнее в блоге пользователя Darriuss) или Ангарская в Минске (больше читать там же).

В Киеве такой микрорайон, Виноградарь, спроектирован на месте садово-семенного хозяйств. Из строящихся таким должен стать ЖК «Автограф». Пример из Дании – нежилое сооружение, но тоже построенное среди деревьев.

«Раньше часто сохраняли деревья: например, в военном городке в Масюковщине, он как будто в бору сосновом построен. В последнее время я тоже вижу такие проекты: например, «А-100» сохранили роскошный дуб в Новой боровой и сделали из него объект благоустройства с отдельным проектом, – говорит Павел Нищенко, архитектор и градостроитель.

В жилом комплексе «Каскад» на Молодёжной осталась небольшая группа деревьев, перед входом в новое административное здание перед входом оставили взрослые тополя. Перед аквапарком «Фристайл» тоже сохранили деревья.

И обратный пример: на улице Танка в Минске строили магазин и вырубили всё подчистую, замостили плиткой и высадили туи.

В целом, думаю, сейчас отношение к деревьям меняется, в том числе за счёт информационных кампаний – мне так кажется».

Масюковщина, Минск.

Деревья у входа в здание в "Каскаде", ноябрь 2019 года. Фото - Павел Нищенко.

Дуб в Новой Боровой. Для благоустройства рядом с ним сделали отдельный проект.Аквапарк «Фристайл», Минск. На переднем плане старые деревья.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 11.11.2019

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.